menu Меню
О косатках и людях
Две стороны истории «китовой тюрьмы»   
Елена Матвеева Блог
13/08/2019 6 минут
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Greenpeace был на выпуске косаток из «китовой тюрьмы». Вслед за Гайкой, Тихоном и Зоей мы проехали 1800 километров к Охотскому морю. Мы следили, чтобы обязательства и обещания, взятые на себя ответственными за выпуск людьми, воплощались. Но то, что увидела и узнала наша команда – не только про животных. 

«Допуск первого уровня»

Многомиллионный бизнес отлова-продажи косаток и дельфинов с виду неказист. Знаменитая «китовая тюрьма» в бухте Средняя под Находкой как по ошибке оказалась на пляже рядом с деревенькой. С одной стороны тощего заграждения пасутся коровы, с другой – сушится бельё. 

Посторонним сюда проход закрыт. Особенно не рады тут Greenpeace, который не дал вывезти животных в китайские океанариумы.

Выпуск контролировал институт ВНИРО, и он разводил перед нами руками: войдёте – отловщики не будут работать, саботируют операцию, сорвут госзадание.

Нас не пустили. С биноклями и зумами фотоаппаратов мы сели наблюдать на ближайшей сопке, знакомой местным зоозащитникам. Сатиричность положения с лёгкой руки участника команды было охарактеризовано как «допуск первого уровня».

Запретили нам съемку в порту Хабаровска, где косаток грузили на баржу. Мужчина с Оззи Осборном на футболке, который оказался гендиректором компании-отловщиков Алексеем Решетовым, запретил делать фото, видео и использовать коптер до окончания погрузки. Но позволил смотреть и запоминать.

Отговорка: по фото и видео его конкуренты-отловщики смогут повторить уникальную технологию перевозки животных. Отловщик уверен, что запрет на отлов не примут, бизнес вернётся в привычное русло и снова принесёт миллионы.

Он пустил двух человек от нашей команды взглянуть на косатку в ванне на барже и убедиться, что животное на месте. 

Под тяжёлыми взглядами сотрудников «китовой тюрьмы» я влезла по лестнице и посмотрела в воду. Вот она, косатка, на расстоянии руки. Очень хотелось коснуться её гладкой кожи. Тут она выдохнула водой мне в лицо. Вода холодная и солёная, как и положено.     

Это был единственный раз, когда нам показали косатку так близко. По мере движения по маршруту негатив к нам не рос, но и не уменьшался. Вновь увидеть животных вблизи мы смогли только перед самим выпуском. Тогда же были сняты все запреты на съемку.

Институт ВНИРО искал компромиссы и давал свою внутреннюю съёмку. До тех пор, пока на операциях выпуска главные отловщики, об «открытости» не может быть и речи.   

С уверенностью очевидцев можем сказать: три косатки на воле. 

Мы слышали людей

Самый первый раз с сотрудниками «китовой тюрьмы» мы познакомились чуть раньше, после бессонной ночи во время остановки трёх фур у придорожного кафе по пути от Средней в Хабаровск. В 9 утра уже было +27. В воздухе – тяжёлая и липкая влажность.

Я подумала о косатках внутри фур. А потом увидела людей, сопровождавших косаток в пути. Они выглядывали из машин, стряхивали с себя дремоту. Я подошла к мужчине, стоящему на краю кузова: «Вы отдыхаете в дороге?». Он огрызнулся: «Из-за вас мы лишились работы». Я ответила – не из-за нас, из-за особенностей их бизнеса. И ещё раз спросила – как они переносят дорогу. Из-за спины первого мужчины появился другой и сказал: «Впервые спросили не о животных, а о нас».

И тогда я увидела за этими насупленными бровями людей. Озлобленных – но людей. 

Позже в неформальных разговорах с разными людьми мы узнавали о сотрудниках «китовой тюрьмы» больше. У каждого была своя история: кто-то взял кредит, кто-то – хотел оплатить жене операцию, кто-то растит пятерых детей, для кого-то морское дело в таком его виде было единственной жизнью.

На отлове и содержании косаток они стали специалистами. Они научились обращаться с животными так, чтобы не повредить их. Видя их за работой, видя слаженность и чёткость взаимодействия сотрудников в какой-то момент каждый из нас одобрительно поджимал губы.

История с «китовой тюрьмой» лишила их заработка.

Но просто они еще не поняли, что у этой работы вышел срок годности. Они не поняли, что нормы меняются. Как не поняли, что работы их лишили не зелёные, на которых кивнули владельцы бизнеса.

Это сделал сам бизнес, нарушавший закон. Прокуратура нашла серьезные нарушения и в порядке выдаче документов на отлов, и в порядке самого отлова, где были обнаружены признаки браконьерства. Такой бизнес, каким бы профессиональным он не был, долго существовать не должен.

Мы слышали косаток

В бухте Средняя первой в фуру поместили младшую косатку. Почти сразу она начала безостановочно покрикивать из ванны – как чайка, только звук глубже. Казалось, что животное жалобно зовёт старших косаток. 

Вновь мы услышали голоса косаток в порту Хабаровска. Три фуры стояли рядом, и животные по очереди, с равными интервалами хрипло покрикивали. Как будто переговаривались. Как азбука морзе. Первая. Вторая. Третья. И так по кругу.    

Экспертов по косаткам и вообще по китообразным в России немного. И даже они не пришли к общему знаменателю об общении косаток. А простому человеку в этих пронзительных криках легко слышатся страдания. 

Конечно, при перевозке животные испытывают стресс. Их второй раз за год везут за 1800 километров, их оторвали от дома, приучили к новому месту и повезли обратно. Но кричали ли они от страха? Тревожились оказавшись порознь? Обсуждали дорогу? Радовались, учуяв море?

О том, как правильно освобождать косаток, единого мнения тоже нет. Опыт освобождения такого количества косаток за раз – первый в истории. Нужен ли был им массаж, который им делали тренеры в пути, чтобы предотвратить затекание (или миопатия – по-научному), – неясно. Больно ли им было от установки на плавники спутниковых меток – непонятно.

Сотрудники ВНИРО брали образцы крови и пробы ДНК в Средней и перед выпуском, чтобы оценить уровень кортизола в крови и понять, как менялось самочувствие косаток в дороге, насколько высок был стресс и удалось ли его снизить. Пока результатами институт не делился.

Последний раз 

То, что место косатки – в бескрайнем море, становится ясно в первые минуты после выпуска животных.

Это случилось 6 августа на мысе Перовского на берегу Охотского моря. Черно-белое трио сразу развило высокую скорость. Они двигались втроём бок к боку, разделялись, одна огибала двух других под водой и выпрыгивала на поверхность. Косатки синхронно описывали круги в синеватых волнах, пуская в воздух водяную пыль. 

Вольеры, ванны, человек: никто и ничто больше не сдерживало их. Через 20 минут косатки уплыли от места выпуска. Эта реакция животных, вернувшихся домой – вот ответ всем любителям дельфинариев.

В центре таких событий случается экзистенциальный кризис. События происходят впервые и больше не повторятся. Эта история затронула много жизней – животных и людей – и однозначно, такое не должно повториться.

Когда рядом кит, вселенское животное, морской хищник, мощнее белой акулы, запертый в четырёх стенах ванны, появляется жгучий стыд за действия человека. Когда ты видишь, как ведёт себя такое животное на воле, ощущения другие. Как часть глобального с равными правами и обязанностями, ты разделяешь ответственность за сохранение и оберегание этой энергии.

В «китовой тюрьме» остаются две косатки и 81 белуха. Их обещали освободить. Но если не будет принят запрет на вылов китообразных ради дельфинариев и океанариумов, если косатка не войдёт в федеральную Красную Книгу – история может повториться.

 

киты

Интересные публикации

Как мы сохраняли дом диких животных
Российское отделение Greenpeace собрало журналистов и инфлюенсеров, чтобы рассказать, каких успехов в охране природы удалось…
Константин Фомин 10/12/2019
Косатка у Кремля: акция за запрет вылова китообразных
Активисты, которые таким образом привлекли внимание к необходимости запрета на вылов китообразных в учебных и…
Константин Фомин 18/11/2019
Киты свободны
29 октября эксперт Greenpeace Оганес Таргулян срочно вылетел во Владивосток, чтобы успеть к 1 ноября…
Елена Матвеева 11/11/2019
Арифметика абсурда
К выпуску из «китовой тюрьмы» в Средней готовят ещё 11 белух. Договоры на их покупку…
Елена Матвеева 17/10/2019
Киты, Китай и Министерство
Сразу несколько источников сообщают, что на этой неделе может пройти встреча Минприроды, представителей российских компаний-отловщиков…
Елена Матвеева 14/10/2019

Назад Дальше

keyboard_arrow_up