menu Меню
Пожары меняют климат, даже когда мы об этом забываем
Спасая леса от огня, мы боремся с климатическим кризисом
Андрей Аллахвердов Блог
23/09/2019 4 минуты
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги

Уже несколько дней во всём мире проходят акции, посвящённые климатическому кризису. В них участвуют миллионы людей, обеспокоенных катастрофами, вызванными изменением климата. Но вот что удивительно: в России климатические изменения людей как будто не волнуют. На улицы выходят всего десятки людей, митинги не согласовывают, а пресса об этом почти не пишет. 

И это в стране, где полтора месяца назад во многих городах было нечем дышать от дыма, где горели миллионы гектаров леса, где об этом писали все, вплоть до глянцевых журналов, и казалось, что вот теперь-то все поняли, что до климатической катастрофы рукой подать. Но, как предсказывали известные люди, прошли дожди, потушили большую часть лесных пожаров, и люди об этом забыли. Сегодня мы хотим напомнить, то, о чём мы не раз писали: как пожары влияют на климат, а климат — на пожары.

Леса и самолёты

Только лесные пожары в России спровоцировали выброс в атмосферу более 500 миллионов тонн диоксида углерода, одного из главных парниковых газов. Примерно столько выбросов углекислого газа даёт за год вся авиация в мире. Точную цифру ещё предстоит посчитать, потому что пожары ещё полностью не прекратились. Горит не только в России: катастрофические пожары бушевали в Амазонии, в Канаде, в Индонезии и Африке.

И горят не только леса. Горят степи (вспомните Забайкалье), тростник и главное — торф. О торфе люди вспоминают тогда, когда дым от него доходит до больших городов. Но вот в этом году, например, до задымления Москвы не дошло, а тем не менее торф горел сильно. Например на границе Рязанской и Московской областей торф загорелся после неудачных стрельб и лесного пожара. И горит торфяник до сих пор. 

© Мария Васильева / Greenpeace

Торфяники — большие «склады» углерода, и когда они загораются, весь этот углерод попадает в атмосферу. Углекислый газ образуется и после пожаров: погибшие, но не до конца сгоревшие деревья гниют и разлагаются, и тоже выделяют CO2. Причём в зависимости от региона, его может образовываться примерно столько же, а то и больше, чем при самом горении.

Чёрный углерод

Вторая причина, форсирующая изменение климата, — чёрный углерод (или попросту — сажа), который выделяется в атмосферу при лесных пожарах и оседает на льду.  Ветер переносит сажу на огромные расстояния: горит, скажем вокруг Байкала, а сажа может осесть в Арктике. Когда на льду оседает сажа, он чернеет, это снижает его способность отражать солнечные лучи и ускоряет таяние. Чем меньше льда, тем меньше он охлаждает планету, тем теплее становится климат, а от этого тает ещё больше льда.

Леса — важнейший для климата поглотитель и накопитель углерода. Особенно большую роль в этом играют тропические леса в Африке, Бразилии и Индонезии и таёжные леса в России и Канаде. А в России каждый год леса сгорает в три-четыре раза больше, чем вырубается — законно и незаконно. Поврежденный многократными пожарами лес слабеет, медленнее восстанавливается, меньше поглощает углекислого газа и выделяет кислорода, а значит, не помогает замедлить изменение климата.

Фото: © Victor Moriyama / Greenpeace

Пустыня вместо леса

Наконец, постоянные пожары разрушают почву, забирая из неё питательные вещества и убивая микроорганизмы, которые имеют важнейшее значение для лесной экосистемы. Лес не восстанавливается полностью, а если пожары происходят регулярно, то и вовсе перестает расти. Происходит эрозия почвы, и на таких землях углекислый газ не поглощается вовсе, его становится больше в атмосфере, а значит, потепление будет продолжаться.

Чем теплее климат, тем лучше условия для возникновения пожаров. Растущие температуры, тепловые волны и сухая погода делают растительность легковоспламеняемой и приводят к ещё более сильным пожарам.

© Игорь Подгорный / Greenpeace

Сменить приоритеты

Что же можем сделать мы в России? Во-первых, не поджигать и вести себя ответственно, ведь 90% пожаров возникает из-за людей. А во-вторых, потребовать от правительство принять настоящие, серьёзные меры, чтобы возникающие пожары тушить. В этом году мы уже сделали это: после обращения 400 тысяч россиян правительство пересматривает границы зон, где можно не тушить пожары. Но зоны тушения увеличиваются, а значит, потребуется больше денег для их охраны от пожаров. Но вот финансы на это правительство как раз и не выделило

Сколько нужно?

По оценкам российского отделения Greenpeace, общий объем финансирования для обеспечения минимально приемлемого уровня охраны лесов на землях лесного фонда от огня и тушения лесных пожаров должен составлять в нынешних ценах примерно 26-30 миллиардов рублей в год (против нынешних примерно 7 миллиардов). 

© Мария Васильева / Greenpeace

Это большие деньги, но они у России есть. Например, как писала газета «Коммерсант» со ссылкой на пресс-службу Минфина, нефтяники в 2019 году получат от 400 млрд до 450 млрд рублей в качестве компенсации за удержание цен на топливо, а деньги возьмут из Фонда национального благосостояния.

Трудно ожидать, что ситуация с пожарами и с климатом изменится, если у правительства такие приоритеты. И в наших силах добиться того, чтобы они сменились.  


Назад Дальше

keyboard_arrow_up