menu Меню
«В море падали мёртвые стрекозы»
Как горел заповедник «Утриш» в Краснодарском крае и почему туристы первыми бросились тушить лес
Василиса Ягодина Блог
29/08/2020 18 минут
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги

Это был обычный понедельник. Закрыв ноутбук, я слушала лекцию о прерафаэлитах и была счастлива впервые за этот долгий август. И что-то дёрнуло меня зайти в соцсети. А там огонь уничтожал заповедник. «Утриш горит, беда!» — кричал фейсбук.

Небольшой заповедник под Анапой славится можжевеловыми рощами и краснокнижными черепахами Никольского, нашедшими приют на этой территории. Горы, солнце, а вне границ заповедника — море и «лагуны». К подножию гор Кобыла и Медведь много лет приезжают туристы с палатками, в одной из лагун обосновался экоклуб, который следит за соблюдением чистоты на берегу и техники безопасности на склонах. В полдень 24 августа именно туристы первыми бросились останавливать огонь в заповеднике.

Туристы вызвали профессиональных пожарных и начали тушить огонь самостоятельно. Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

Только спустя пять дней, когда пожар на этой особо охраняемой территории был локализован общими усилиями, я смогла немного расспросить тех, кто тушил заповедник и следил за этим пожаром с самого начала. Поскольку в прессе вышло порядочно разных домыслов, теорий и откровенной лжи, а в соцсетях все массово хоронят заповедник, я собрала свидетельства очевидцев этого пожара и пожарного добровольца, комментарий эксперта Гринпис.

Виталий, фотограф, отдыхал в лагунах у заповедника, впервые тушил лесной пожар, снимал всё, что происходило в первый день

Я пошёл плавать в начале двенадцатого, и ничего не предвещало беды. Помню, обернулся на берег — всё было в порядке. Вышел из воды ближе к полудню и увидел столб дыма наверху. Тут же услышал крик: «Пожар! Горим! Стройся в цепь!» Соседи начали вызывать помощь, звонить 112, а я оделся и побежал наверх. 

Горело довольно высоко, и огонь слишком быстро распространялся. По цепи передавали «пятишки» (пятилитровые бутылки — Прим.ред.) с морской водой, этой водой мы заливали можжевельники, лили её на угли, чтобы от них не разгорелась трава и новые деревья. У кого были лопаты, перекапывали землю. Горевшие ветки мы уносили подальше от ещё живого леса и прикапывали.

Виталий. Фото: © Мария Сотскова / Новая газета

Днём нам начало казаться, что огонь мы побеждаем. Недолго. После обеда начали разгораться даже те участки, которые мы раньше тушили, пожар стремительно спускался по склону, переходил в самый настоящий верховой. Можжевельники мы сильно заливали водой из бутылок, проливали, как могли, но дерево очень быстро высыхало на такой жаре и загоралось вновь. Вёртолёта с водой не было, и не отчаиваться было реально тяжело.

МЧС приехали через несколько часов на катере. У них была помпа для откачки воды, но всего одна и её не хватало, мы вручную помогали им набирать рюкзаки с водой. Вообще с пожарными ранцами были не только мчсники, но и другие ребята, но я не скажу, кто именно, там было не до того.

Сотрудники МЧС прибыли с помпой и проложили пожарные рукава для тушения. Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

Мы выстроились в новую цепь, человек десять оставили на бутылках, а остальные вернулись на гору, передавать воду и тушить. Но было уже намного тяжелее.

После заката приехали казаки. Мы не увидели у них лопат или ранцев, хоть какой-то экипировки, но они прибыли тушить. Высадились, пошли наверх, и больше мы их не видели.

 

Мария, журналист, отдыхала на галечном пляже рядом с «Утришем», помогала тушить пожар в заповеднике и сообщила о нём в соцсетях

В МЧС с полудня звонили все с пляжа, но приехали те очень нескоро. Позже были вертолёты, но без воды, проводили разведку скорее всего. Думать, в чём я тушу можжевельник, времени не было. Через пару часов мы услышали громкий хлопок, и повалил чёрный дым, беда.

На берегу оказывали первую помощь и набирали воду. Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

Горело всё вокруг, и надо было спасать. Ведь если редкие птицы ещё могли сами улететь от огня, то черепахи горели заживо. Я бы и сама сгорела вместе с ними, если бы кто-то меня не оттащил, сказав: «Уходи отсюда, угоришь!». 

И я послушалась, пошла к лагерю собирать палатку, складывать вещи, документы. Это успокоило, и я смогла вернуться к месту набора бутылок.

Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

Всё, о чём пишет Гринпис, жуткий вой и треск, дым и летящие угли, всё это было в «Утрише». А когда ближе к вечеру поднялся ветер и пошёл уже верховой пожар на обоих склонах, я почувствовала: мы не справляемся, заповедник так выгорит, надо сообщить всем, что здесь происходит. Я спустилась на «уступ вай-фай», одно из немногих мест, где есть хорошая связь, и начала выкладывать в соцсети фото, просить помощи, кричать о помощи.

В полночь мы с друзьями смогли уплыть из лагеря. И только благодаря капитану частного катера. Они с коллегами ходок десять, наверное, сделали в тот день, если не больше, то привозя пожарных и бутылки для набора воды для тушения, то перебрасывая отдыхающих из более опасных лагун, то доставляя молоко и воду тем, кто тушил. 

Если бы не наш капитан катера, не знаю, как бы мы выбрались. Помогая погорельцам, этот мужчина бензина потратил на тысячи рублей.

К вечеру в первый день поднялся ветер. Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

И после этого всего, уже в Анапе, мы увидели сюжеты «Первого канала» и других федеральных сми, где нашу ночную высадку с частного катера показали — на видео именно мы. Там диктор вещал про «организованную эвакуацию туристов» и «голозадых хиппи», устроивших пожар в заповеднике. Нет слов, настолько это наглая ложь.

В «Утрише» остались ребята из лагеря, они помогают убирать территорию. Собирают погоревшие или забытые палатки и спальники, убирают те самые пятилитровые бутылки, с помощью которых набирали воду в первый день. Оказывают посильную помощь тем людям, кто всё ещё работает на пожаре.

Юлия, мама двоих детей и постоянный гость «Утриша», спасала заповедник в первый день

Простите за мой голос, до сих пор больно говорить, надышалась гари. Когда закричали «пожар», мы тут же кинулись набирать бутылки с водой, чтобы подавать их в цепь. Понятное дело, мы вызвали МЧС, но тушить-то надо было прямо сейчас. Нам сказали, что вызов принят, и я оставила дочь за старшую у палаток, а сама схватила пятилитровые бутылки с водой — и мы с другом побежали в гору, к огню. 

Первые три-четыре часа я даже не заметила, они пронеслись мимо, оказывается, я всё это время ходила босиком по углям.


Кто-то вручил мне мокрую тряпицу, кажется, это была футболка — от копоти защититься. Сейчас даже не вспомню, кто это был.

От лагун люди сразу же выстроилась в цепь и передавали бутылки наверх. Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

Пожарные прибыли где-то после четырёх, мы помогали им набирать воду в ранцы. Но огонь не утихал, и я поймала себя на мысли, что моя главная сейчас задача — увести своих детей, тут становится очень опасно. Но уехать мы смогли только ночью, на частном катере, а до тех пор помогали остальным в лагере. МЧС начали сворачивать инструмент, не дожидаясь заката в тот день… Я не знаю почему.

Кстати, именно катеристы первыми начали помогать перевозить людей с соседних лагун, они же привезли нам воды и молока, а ночью вывезли нас от огня. Никто и не думал нас эвакуировать.

Марина, впервые на Утрише, помогала набирать воду и оказывала помощь людям на берегу

Я плохо себя чувствовала в тот день, и ещё с утра думала, как бы мне вернуться на большую землю. Но когда начался пожар, стало ясно, что тут нужна помощь, о самочувствии можно забыть. С горы слышались крики, шёл едкий дым. Мы на берегу набирали бутылки с водой и оказывали первую помощь тем, кто возвращался сверху. А ещё собирали палатки и вещи, чтобы не мешались. Встречали МЧС. Катер «Утришонок» около восьми вечера привёз казаков.

В первые часы воду для тушения набирали в пятилитровые бутылки. Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

Питьевой воды было очень мало, мы её берегли. В «Утрише» есть родники с питьевой водой, но в этом году они все пересохли ещё в июне.

Это был очень длинный день. Гул, вой, дым вокруг. В море падали мёртвые насекомые… стрекозы. В августе тут всегда очень много стрекоз, у них брачный период, и вот они, бедные, просто падали в воду. Страшно.

Дарья, туристка, тушила пожар на склоне, сильно повредила ногу и оказалась в Анапе без связи

Мы все побежали в гору. Очень быстро всё происходило. Жара, треск огня, эти тяжёлые бутылки по пять литров. В какой-то момент я поспешила, оступилась на осыпи и упала на камни. Сильно повредила ногу, не то что тушить дальше, я стоять не могла. Пришлось ждать помощи на берегу. До катера меня донесли, а на большой земле передали карете скорой помощи.

Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

Получается, я была единственной из отдыхавших на «Утрише», кого в тот день действительно эвакуировали, но ни телефона, ни каких-либо документов или денег взять с собой не дали. Я просила. 

В итоге я оказалась в Анапе, мне оказали медицинскую помощь, наложили швы, врачи в больнице заполнили карты с моих слов и отпустили. Я оказалась в чужом городе без документов, без телефона, без ничего. Помню, просила у прохожих телефоны, чтобы дозвониться до друзей, оставшихся в заповеднике, сказать, где я и что со мной всё теперь в порядке. Они ведь долгое время даже не знали, что меня увезли. С ними удалось встретиться уже где-то в ночи.

Максим, руководитель группы «Добровольные пожарные Кубани», прибыл на место с группой в ночь на 25 августа

Был создан общий штаб, поскольку принимало участие много ведомств: это МЧС, Краевой лесопожарный центр, Кубань-Спас, заповедник. В этом штабе все эти ведомства координировали и распределяли силы. Каждая сторона, по всем своим резервам доставала силы и вместе тушили. Мы («Добровольные пожарные Кубани» — Прим. ред.) были со стороны Краевого лесопожарного центра. Собственно они, с 6 утра (первое утро после начала пожара), провели качественную разведку: коптерами, вертолётами, были группы разведки, которые докладывали обстановку. После этого распределили силы и направили их на работу.

«Добровольные пожарные Кубани» прибыли на место пожара. Фото: © Максим Ребеченко

Основная задача была распределить людей так, чтобы окружить и локализовать пожар. Часть людей заходила по дороге, с гор, а часть – с моря лодками. Из-за сложного рельефа мы утыкались в крутые склоны гор: по этим склонам уже координировали авиацию. И это всё дало плоды — работа авиации и наземных групп.

Для тех подразделений, которые заходили с гор, как мы, например, нужны были в основном лопаты и грабли, чтобы срывать грунт в первую очередь. А с моря – нужны были скорее ранцевые лесные огнетушители. Но так как сначала понимания не было, что нужно брать с собой, какой рельеф, то брали все ранцевые лесные огнетушители, которые и использовали в итоге. С моря была развёрнута линия пожарных рукавов и организована подача воды с мотопомпы — для наполнения ранцев. Между подразделениями связь была, было понимание, что происходит.

Пожарные добровольцы в полной экипировке и с необходимым инвентарём тушили огонь в заповеднике. Фото: © Максим Ребеченко

Мы видели казаков и муниципальных пожарных добровольцев из Анапского района. И ещё были отдыхающие, которые подносили воду пожарным в пятилитровых бутылках. Но больше всего было казаков. В Анапском районе сильно развито казачество. Им давали ранцевые лесные огнетушители, лопаты, и они работали так же, как и все остальные на пожаре.

По тем данным, которые сейчас есть у меня, помощь добровольцев там не нужна. Если что-то изменится, то решение может быть другим. Там сейчас дежурят государственные силы, что логично, так как пожар был большой и может возобновиться. 

Для людей и животных дым на пожаре даже опаснее огня. Фото: © Максим Ребеченко

Добровольцы могут быть нужны на других пожарах, которых сейчас тоже немало из-за небывалой засухи, которая у нас сейчас в регионе. Сильно горит дельта Кубани – ценные территории , где тоже обитает много птиц и зверей. Горят и многие другие плавни — это тростниковые пожары. Вот там, как раз, сейчас очень нужны руки.

Погода не меняется: скоро будут и новые лесные пожары. Но чтобы помогать, нужна подготовка заранее, но поскольку сейчас это уже невозможно, то можно присоединятся к нам – Добровольным пожарным Кубани – ездить с нами на выезды, где мы можем поделиться опытом работы на пожарах. 

Можно посетить сайт Добровольных лесных пожарных и пройти там видеокурс, а также ознакомиться с множеством других материалов. Ещё можно и на месте организовать группу. Мы сейчас думаем, как всех активистов «Утриша» собрать и помочь им создать свою группу, с оборудованием, со средствами защиты. Мы готовы обучить их тушить пожары и рассказать, что нужно для такой работы.

Григорий, эксперт, руководитель противопожарного проекта Гринпис, тушит пожары с 1998 года

Сейчас пожар в «Утрише» локализован, то есть огонь не распространяется на новую площадь. Это подтверждают не только официальные власти, но и космические снимки высокого разрешения. На них отчётливо видна пострадавшая от огня территория, но уже не видно активного горения и дыма с кромки пожара. 

По данным космического мониторинга, площадь пожара в «Утрише» в пределах 150 гектаров, длина кромки — несколько километров. При этом надо понимать, что пожар очень сложной формы, с многочисленными «карманами» и «языками». Территория выгорела очень неравномерно, то есть площадь пострадавшей земли меньше, чем может показаться. Конечно, это крупный пожар, и он причинил огромный ущерб заповеднику, но сейчас он уже не разрастается, там дотушивают и окарауливают. Экстренной помощи и срочного набора новых добровольцев, по мнению руководителей тушения, пока не требуется. 

На пожаре продолжают работать силы краевого лесопожарного центра — наиболее квалифицированные участники тушения, которые умеют тушить именно такие пожары. Им помогают сотрудники заповедника и силы МЧС, плюс какое-то количество добровольцев. Заповедник пока не считает целесообразным привлекать дополнительные силы, в том числе силы противопожарного отдела Гринпис.

В заповедник на тушение были вызваны серьёзные силы. Фото: © Максим Ребеченко

Сейчас главная задача всех участников тушения — не допустить возобновления пожара и его распространения на новую площадь. Для этого нужно дотушить все тлеющие материалы вблизи кромки пожара, очистить саму кромку пожара от горючих материалов , на склонах — не просто чистить, а сделать канавку-углубление, которое не позволит скатываться тлеющим частицам. 

Тушить основную часть выгоревшей территории вдали от воды не получится. Так что основная работа сейчас ручная — с лопатами, ранцевыми лесными огнетушителями и бензопилами: тлеющие деревья надо завалить и оттащить на уже выгоревшую землю. 

Казаки, получив ранцевые огнетушители, помогали пожарным добровольцам бороться с огнём в заповеднике. Фото: © Максим Ребеченко

Эти работы можно будет свернуть после того, как вся кромка будет окопана минерализованной полосой, а все тлеющие материалы будут потушены. 

По мнению многочисленных туристов, которые в первые часы после обнаружении пожара тушили его своими силами, в том числе поднимая в гору воду в бутылках, выстраиваясь в цепочки и передавая ёмкости с водой, помощь профессиональных пожарных, лесных пожарных и авиации прибыла слишком поздно – первые сбросы воды начались через 3-4 часа после обнаружения пожара. 

Сейчас ещё трудно точно воспроизвести полную картину –и, скорее всего, прокуратура будет выяснять, всё ли было сделано правильно и своевременно органами власти, да и причины пожара ещё предстоит выяснить, – но уже точно можно сказать, что силы на тушение этого пожара были направлены очень большие. 

Над заповедником работал вертолёт с водосливным устройством. Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

Прибытие в первый же день авиационных сил, всего через 3-4 часа после первых сообщений о пожаре, судя по сообщениям очевидцев, – скорее редкое положительное исключение, если сравнивать со многими другими пожарами в нашей стране. То, что в итоге были задействованы, как минимум, два вертолёта с ВСУ, самолёты Бе-200 и Ил-76, говорит о том, что власти более, чем серьёзно, отнеслись к вопросу быстрой переброски сил на тушение этого пожара. 

Пожар в «Утрише» – тот редкий для нашей страны случай, когда применение именно сбросов воды с воздуха могло — при нормальной координации с наземными силами — давать заметный положительный эффект в тушении. Источник воды – море – рядом, пожар на склонах, где очень трудно работать наземным группам, а горение распространяется преимущественно по лёгким горючим материалам, почти не поддерживающим тление, то есть возобновление горения после сброса воды происходит не везде.

Сейчас многие жалуются на то, что проходы в сторону пожара перекрыты. И люди не могут оказать посильную помощь в тушении. Решение о том, чтобы не допускать людей в зону лесного пожара, вправе принимать органы власти и руководитель тушения. Конечно, в первые часы, пока тушение ещё не было полноценно организовано, а на территории находилось множество отдыхающих, их помощь была нужна, а других сил, собственно, и не было. 

Фото: © Виталий Кавтарадзе и Мария Сотскова / Новая газета

Но когда тушение было организовано, помощь многих необученных, неэкипированных людей может быть не только не очень нужна, но и скорее вредна и опасна, так как обеспечивать координацию и безопасную работу такой массы людей практически невозможно. А руководитель тушения отвечает за то, чтобы во время пожара не выросло число травмированных или погибших. В этих условиях, принимая во внимание посещаемость территории, а также стремление множества людей, любящих «Утриш, помочь, ограничение доступа выглядит вполне разумным, чтобы избежать риска для людей.

Это не значит, что помощь добровольцев вообще не нужна. Но на этой стадии любая помощь должна идти через руководителя тушения лесного пожара, который или примет её — если это будут квалифицированные, обученные, экипированные, застрахованные добровольцы со своим оборудованием и транспортом, — или откажется от неё.

Если вы – организованная группа, умеющая тушить лесные пожары в этих условиях, и обладающая необходимым оборудованием – связывайтесь с руководителем тушения пожара и предлагайте помощь.

Если он решит, что помощь сейчас не нужна – вы можете узнать у краевого лесопожарного центра, нужна ли помощь на других пожарах в Краснодарском крае. Их, к сожалению, ещё много. Если вы поможете в другом месте, это также пойдёт «Утришу» на пользу: не придётся ослаблять работающую там группу.

Экипировка и знания необходимы для тушения пожаров на природных территориях.
Фото: © Юлия Петренко / Greenpeace

Если вы пока не обучены, не экипированы, то, возможно, пришло время это исправить. Получить минимальную самостоятельную подготовку и представления о работе добровольных лесных пожарных можно на сайте www.dlpinfo.ru Там же можно познакомиться с единомышленниками из разных регионов, в том числе с «Добровольными пожарными Кубани» из Краснодарского края. Дальше вы можете присоединяться к одной из групп и проходить более глубокое обучение у них или даже создавать свою группу.

Кроме того, конечно, всегда востребована помощь в информационной работе, а также материальная поддержка тех, кто уже готов тушить.

Что делать, когда вокруг всё горит

Софья, в центре, проводит подготовку пожарных добровольцев. Фото: © Мария Васильева / Greenpeace

Софья Косачева, руководитель противопожарной программы Гринпис, составила подробную и понятную инструкцию, что делать, если вокруг вас горит лес. Пожалуйста, прочтите её. Пусть горит меньше природных территорий! И пусть на их тушении не погибают люди и животные.

Greenpeace — некоммерческая организация, мы существуем только благодаря поддержке частных лиц. Наша финансовая отчётность доступна и открыта для всех. Сторонники Greenpeace в начале каждого года могут запросить справку с суммой пожертвований за прошлый год, и с её помощью получить налоговый вычет в размере 13 %. Чтобы мы могли планировать свою работу на следующие годы, нам нужна ваша постоянная поддержка. 

добровольные лесные пожарные климат лес лесное хозяйство особо охраняемые природные территории пожары

Интересные публикации

ClimateCareUprising: мир объединился в защиту климата
В этом году активисты призывают правительства помочь людям оправиться от разрушительных последствий Covid-19 и нарастающего…
Олеся Викулова 28/09/2020
Голландцы увидели российские пожары и пожарных добровольцев
Переправившись на пароме в район Амстердам-Норд, вы оказываетесь у старых доков и верфей. Эта часть…
Андрей Аллахвердов 27/09/2020
День климатических протестов в Москве
25 сентября Москва присоединилась к международной акции в поддержку климата. Активисты Fridays For Future совместно…
Олеся Викулова 25/09/2020
«Всемирный день без автомобиля» без автомобиля
Таким образом Европейская Комиссия хочет добиться климатической нейтральности. Greenpeace предложил главам Европейского союза план декарбонизации…
Олеся Викулова 22/09/2020
Золото «Югыд ва»
В 1970−80-е годы артель знаменитого золотопромышленника Вадима Туманова начала разрабатывать золотые прииски на северо-востоке Республики Коми, в верховьях реки Кожим.…
Андрей Дербенёв Максим Поляков Владимир Прокушев 19/09/2020

Инструкции

Как пройти карантин без пожара
Дачный сезон неожиданно для многих начался в этом году раньше обычного: люди уезжают за город,…
Андрей Аллахвердов 28/03/2020
Как защититься от клещей
В лесу можно спастись от городского шума, привести мысли в порядок, набраться сил и вдохновения,…
Василиса Ягодина 17/03/2020
Спасать деревья каждый день
Человек зависит от леса, но и леса зависят от человека. И ещё как! Каждый день…
Василиса Ягодина 09/08/2019

Назад Дальше

keyboard_arrow_up