menu Меню

«В первый раз я почувствовал опасность от воды...»

Камчатские сёрферы — о том, что происходит на полуострове
Ирина Козловских Блог
12/10/2020 4 минуты
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Первая в России школа сёрфинга Snowave стоит на берегу Тихого океана на Халактырском пляже в сорока минутах езды от Петропавловска-Камчатского. В сентябре 2020 года сотрудники и посетители школы снова стали первыми — забили тревогу по поводу экологической катастрофы на Тихом океане.

«Началось всё 9-10 сентября, — вспоминает основатель школы Антон Морозов. — Первая жалоба была от нашего инструктора, к вечеру у него болели глаза, какая-то белая пелена, плохо видел. Потом ещё один человек, ещё, ещё, в итоге — четверо с одинаковыми историями».

К середине сентября все, кто занимался в школе и контактировал с водой, — около ста человек — начали испытывать проблемы с глазами. Даже те, кто приезжал на один урок.

«Сначала списывали это на ветер и солнце, — говорит администратор школы Катя. — Но потом началась пасмурная погода. Симптомы продолжались каждый раз независимо от направлений ветра, течения, шторма».

К 20 сентября в лагере начались отравления. Катя была одной их первых: сильная слабость, тошнота. У большинства была рвота, диарея, высокая температура.

На Халактырском пляже стоит три сёрф-лагеря. Оказалось, что подобные симптомы были у всех, но они молчали. Думали: если это ротавирус, люди узнают и не поедут к ним. В это время дайверы, которые погружались в Авачинской бухте, тоже были встревожены, обсуждали между собой в чатах, что «весь риф мёртвый». Но думали, что это «временное явление, пройдёт».

После шторма стало ещё хуже: у всех заходящих в воду симптомы стали сильнее. К тому же, по словам сёрферов, пятнистые тюлени ларги вели себя необычно: подолгу не погружались в воду, гребли к берегу, не ныряли и вообще не боялись людей.

А люди не понимали, что происходит. «Лежали в отключке несколько суток, — вспоминает Антон. — Мы подумали сначала, что это бытовая инфекция. Капали в глаза, пили смекту, что-то от диареи. У меня сыпь была, я чесался люто, жёстко болела голова.

Вода была без вкуса и запаха океана, желто-зелёная, мутная, похожая на желе. Описать сложно, потому что буквально через двадцать минут в носу горечь, запах похож на металлический, будто ты на заводе каком-то.

Мы были напуганы: дети и подростки приезжали на уроки, половина моих близких была в лагере. Мы не знаем, есть ли накопленный эффект у этого вещества.

За всю мою практику и жизнь у океана я в первый раз почувствовал опасность от воды».

Местная активистка и ученица школы Лена описала ситуацию в инстаграме и спросила подписчиков, куда обратиться. Информация быстро дошла до губернатора, на место приехала его советник, и через несколько часов Росгидромет взял первые пробы. О Камчатке стали писать все.

Лагерь стоит в диком месте, без электричества и воды. Все, что здесь построено, сотрудники школы сделали своими руками: сами ставили солнечные панели, организовывали доставку воды, вывозили мусор. «К концу сезона мы сильно устали, — делится Катя. — Хотелось для себя как-то провести время в лагере, просто покататься. Но все произошло неожиданно. Мы до сих пор тут находимся, но в воду заходить не можем». Лагерь пришлось закрыть на месяц раньше.

Несколько дней назад у пострадавших взяли первые анализы: волосы, кровь, мочу. Возможно, это поможет выяснить причины отравления.

Когда я фотографирую Катю, она произносит, что многие журналисты запрещали ей улыбаться на фото из-за грустной темы. Но Катя говорит без отчаяния: «Важно, что вся эта история подняла много больных мест экологии Камчатки: свалка, бесхозные полигоны, — говорит Катя. — Сейчас всё это под большим вниманием, видно, насколько люди подключились. Важно этот момент не упустить, создать систему мониторинга и более оперативного реагирования».

Спустя две недели после публичной огласки причины произошедшего до конца не установлены. Ребята хотят узнать, что с ними произошло. А ситуация тем временем не улучшается: снова и снова на берег выносит мёртвых животных, а сёрферы не могут зайти в воду. Главная надежда — на пробы, взятые в разных местах побережья.

Анализы сложные, и получить результаты — дело не одного дня, а иногда и не одной недели. И пока ждём их, мы снова и снова обследуем побережье, обнаруживаем новые опасные объекты. Даже если они и не связаны с нынешним загрязнением, пока они существуют, нет никакой гарантии, что не случится новая катастрофа.

Поддержите нашу работу

Сейчас все наши силы брошены на то, чтобы провести объективное расследование, выяснить причины этой страшной катастрофы и сделать всё возможное, чтобы такое не повторялось в будущем. Нам нужна ваша поддержка, чтобы добиваться перемен и быть там, где мы нужны природе и людям. Поддержите нашу работу пожертвованием.

биоразнообразие камчатка катастрофа

Интересные публикации

Чем кормить птиц зимой?
С детства мы знаем: когда наступают холода — время делать кормушки, чтобы помочь птицам с…
Полина Фролова 14/01/2021
Катастрофа на Камчатке это не «жизнь океана»
Greenpeace считает, что гибель бентоса мог спровоцировать не только красный прилив Официальная версия экологического бедствия…
Василий Яблоков 22/12/2020
Чёрная лагуна: как Маврикий пережил разлив нефти
2020 год стал «чёрной меткой» для всего мира. А ещё он оказался по-настоящему страшным для…
Олеся Викулова 21/11/2020
Камчатка. Что нового
Катастрофа на Камчатке произошла уже полтора месяца назад. По официальной версии массовая гибель донных организмов случилась из-за…
Ирина Скипор Василий Яблоков 16/11/2020
Ускользающая мерзлота
Куда смотрит Гринпис? · Ускользающая мерзлота. Колыма глазами документалиста Слушайте нас на Яндекс.Музыкe, Apple podcasts, Google podcasts,…
Олеся Викулова Василиса Ягодина 28/10/2020

Инструкции

Чем кормить птиц зимой?
С детства мы знаем: когда наступают холода — время делать кормушки, чтобы помочь птицам с…
Полина Фролова 14/01/2021

Назад Дальше

keyboard_arrow_up