menu Меню

Как черноморские дельфины попадают в зарубежные дельфинарии

И кто их туда продает
Арина Кочемарова Блог
30/04/2021 5 минут
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги

читать и обсуждать наши публикации в телеграме

читать и обсуждать в телеграме

Четыре черноморские афалины — Ромка, Мари, Даяна и Клио — теперь живут в Марокко. В 2018 году их туда продал предприниматель из Краснодара Алексей Михайлов, согласно таможенным декларациям. 

Марокканский дельфинарий в Агадире на берегу Атлантического океана, куда привезли дельфинов, построили в 2017 году при помощи россиян. Как сообщается на его сайте, в 2018 году в него из России завезли четырех дельфинов и морского льва. Таможенная стоимость, по данным таможенного комитета, составила 0 рублей за всех животных.

Мари и Ромка якобы родились в неволе — в российском дельфинарии. Клио якобы поймали в 1991 году (при среднем возрасте 15-16 лет в неволе, но были случаи, когда афалины доживали до 40), по разрешению Минрыбхоза СССР, а Даяну якобы в 2007 году — по разрешению Министерства охраны окружающей среды Украины.

Все эти «якобы» здесь не просто так: те ли это афалины, что указано в документах, — неизвестно. Документы, подготовленные для продажи морских млекопитающих, часто не соответствуют реальности. Подтвердить или опровергнуть данные из них можно только с помощью экспертиз, которые, как правило, просто не проводятся.

Еще до отправления животных в Марокко общественный инспектор по охране окружающей среды Софья Беляева узнала от работников передвижного дельфинария, что две афалины на самом деле — самцы, а другие две — самки, хотя по документам самочек три, а самец — один. То есть, скорее всего, в Марокко отправили дельфинов, добытых браконьерским путём, а приложили документы на других животных.

У Федеральной таможенной службы возникли вопросы по документам на двух дельфинов из четырёх. Южная оперативная таможня обнаружила, что мужчина подделал акт о рождении Мари в неволе и разрешение на добычу Клио.

Пока дальнейшую судьбу дельфинов сложно предсказать. Возможно, они так и останутся в марокканском дельфинарии. Хотя есть законодательная база, согласно которой, в случае возвращения дельфинов в Россию, их могут отправить в реабилитационный центр для морских млекопитающих, после чего выпустить на свободу. «Всё можно организовать — была бы политическая воля», — с грустью говорит Софья Беляева.

Афалины на свободе

Не пойман — не вор

В XX веке люди массово истребляли дельфинов в основном ради их жира, из которого производили смазочные материалы. Это сильно отразилось на их популяции.

Черноморские афалины внесены в Красную книгу России, их добыча запрещена с 2002 года. Отлавливать их, как и других краснокнижных животных, можно только в «исключительных случаях», что это за случаи — ни в каких документах не конкретизируется. «Теоретически это должно касаться случаев, когда животное, например, находится в критическом состоянии и тогда можно изъять из дикой среды только по разрешению Росприроднадзора», — объясняет Беляева. Но, как правило, это плохо контролируется.

Вылов дельфинов без разрешения — браконьерство, но правоохранителям попадаются такие нарушители нечасто. Даже если их буквально застают за ловлей, не всегда это приводит к благополучному исходу для животных.

Так произошло с Рокки и Ланой. Когда уже выяснилось, что дельфинов добыли и содержат в дельфинарии незаконно, Росприроднадзор заявил: их выпуск невозможен. Якобы их слишком долго — три года — продержали в неволе, и животные не смогут выжить на свободе.

Хотя в России были случаи, когда реабилитированных дельфинов возвращали в природу и после пяти лет в дельфинарии. В Южной Корее индо-тихоокеанских афалин успешно выпустили даже после 20 лет содержания в неволе. 

«В итоге, после трёх лет борьбы за Рокки и Лану, когда и пограничное управление ФСБ за них боролось, и суд, который признал, что надо конфисковать животных, их изымают в то же учреждение, куда бы они попали по цепочке браконьерства — в тот же дельфинарий. Мы это оспариваем», — рассказала Софья Беляева.

Таким же образом оказалась в Иране черноморская афалина Кася. Её выловили браконьеры в Керченском заливе в 2011 году, а приложили к ней документы от дельфина, добытого в 1998. Кася и по сей день остаётся в Иране, только теперь в дельфинарии на острове Киш. С какими дельфинами она там находится — неизвестно. Важно то, что в стае индо-тихоокеанских афалин Кася не прижилась бы.

Выступление дельфинов в дельфинарии

Последствия транспортировок

Во время транспортировки дельфины испытывают сильный стресс. В гастролях по России животные гибнут чаще из-за перемещения наземным транспортом, как правило, автомобильным. Дельфинов перевозят в тесноте, часто в воде некомфортной температуры или с низким уровнем соли. Иногда они прибывают на место со ссадинами, полученными в вольерах, со сломанными плавниками или обгоревшей на солнце кожей. «В 90-х и нулевых вообще было такое сознание у людей: сейчас этих дельфинов “отработаем” и просто новых наловим», — рассказывает Беляева. 

Во время перемещения за границу дельфины себя чувствуют намного лучше — их перевозят самолётом. Хотя любое такое длительное перемещение в вольере не может пройти бесследно для животного, но в небе они хотя бы проводят не очень много времени. К тому же затраты на транспортировку дельфинов самолётом гораздо выше, и доставлять их мёртвыми или покалеченными к покупателю или на гастроли просто экономически невыгодно.

Масштабы и безнаказанность

Против Алексея Михайлова, который продал в Марокко Ромку, Мари, Даяну и Клио, возбудили уголовное дело за незаконное перемещение через таможенную границу объектов СИТЕС. За это правонарушение привлекают также к административной ответственности, в зависимости от стоимости животных. За сколько краснодарец продал черноморских афалин — неизвестно, часто в договоре указывают заниженные суммы, в то время как стоимость одного дельфина может доходить до нескольких миллионов рублей. Поэтому нарушитель, как показывает практика, может отделаться и штрафом, не сопоставимым с реальной стоимостью дельфинов. 

Сколько всего черноморских дельфинов сейчас находится в зарубежных дельфинариях — сказать сложно. Всего, по данным организации Whales & Dolphins Conservation, в океанариумах мира остаётся около трёх тысяч китообразных.

Некоторых животных удаётся спасать от этой участи. Так, в итоге на свободе оказались узники «китовой тюрьмы» — белухи и косатки. Их освобождения добились Greenpeace, коалиция «За свободу косаток и белух» и другие экологические организации, экоактивисты и просто неравнодушные люди.

Теперь важно не допустить повторения этой ситуации и защитить китообразных!

Новый законопроект сделает невозможным вылов морских млекопитающих в культурно-просветительских целях, за которыми скрывается вылов для дельфинариев. Это же сделает невозможным вывоз животных на гастроли в другие страны.

Поддержим законопроект!

Ваши пожертвования помогут нам продолжать работу, рассказывать о таких случаях и добиваться запрета на вылов китов.

дикие животные киты

Интересные публикации

Протест мирный, но действенный
Главный принцип Greenpeace — ненасилие. Против чего бы мы ни выступали, за что бы ни…
Андрей Аллахвердов Ирина Скипор 23/04/2021
Китам снова нужна наша помощь
В 2019 году, кажется, весь мир узнал об узниках «китовой тюрьмы» в Приморье. Тогда миллионы…
Арина Кочемарова 20/04/2021
Запрет на вылов косаток и белух продлили до 2023
Федеральное агентство по рыболовству заявило 22 марта, что запрет на вылов косаток и белух продлят…
Арина Кочемарова 30/03/2021
«Мы называли его Священной Нерпой»
Иван Блоков, директор по программам, исследованиям и экспертизе Greenpeace Мы дружили года так с 1986-1987.…
Андрей Аллахвердов 17/01/2021
Годовой отчёт 2020
В этом году нас поддержали почти 30 тысяч человек! Всего поступило пожертвований от сторонников на…
Ирина Скипор Екатерина Геренко 07/12/2020

Назад Дальше

keyboard_arrow_up