menu Меню

Самолёты или лопаты?

Зачем нужна авиация на природных пожарах. И какая
Григорий Куксин Блог
02/08/2021 7 минут
Узнай, чем занимается Гринпис Узнать Узнай, как ты можешь помочь природе Действовать

читать и обсуждать наши публикации в телеграме

читать и обсуждать в телеграме

В комментарии к одной из публикаций о нашей работе на пожарах кто-то написал: ну что они там могут потушить со своими совочками. Авиацию пошлите, она всё потушит. А сейчас ещё люди возмущаются, что вместо Карелии Россия послала самолёты-танкеры на пожары в Турцию. 

Да, у нас в стране, конечно, остро не хватает сил для тушения пожаров. И авиации тоже не хватает. Но давайте разберёмся, какую роль играет авиация на природных, особенно лесных, пожарах. Может ли она действительно потушить большие горящие площади эффективнее «совочков».

Кто тушит пожары

Пожары тушат люди. Для лесных пожаров это не МЧС, не пожарная охрана, а специалисты лесопожарных организаций. Лётчики-наблюдатели обнаруживают огонь и управляют действиями на пожаре. Парашютисты-пожарные, десантники-пожарные копают минерализованные полосы, жгут горючие материалы навстречу пожару, выпиливают все опасные деревья, которые могут упасть и стать мостиками для огня, разбирают завалы, которые могут разгореться, и многое другое. Без этой работы пожар не остановить, сколько ни лей на него воды с неба.

Кроме авиапожарных, конечно, работают и наземные силы: лесные пожарные, сотрудники особо охраняемых природных территорий, региональные и местные пожарные службы и добровольцы, в том числе добровольные пожарные при муниципальных образованиях.

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

Если до пожара не добраться за три часа, используют авиационные силы — всё тех же парашютистов и десантников региональных авиабаз и в некоторых случаях федеральный резерв Авиалесоохраны, который помогает регионам по их запросу. Таким образом, для основной доли наших лесов, где пожары обнаруживают и хоть как-то тушат, авиационная доставка людей и техники — важнейшее условие.

«Хоть как-то», потому что половина наших лесов вообще отнесена к так называемым зонам контроля (до сих пор изумляюсь этому названию для, по сути, бесконтрольных территорий!), где пожары обнаруживают из космоса, а тушить и вовсе обычно не тушат, поскольку некому и не на что. 

Откуда взялась авиация на пожарах

В этом году исполнилось 90 лет Авиалесоохране. Кстати, именно наш соотечественник Георгий Мокеев был первым в мире парашютистом-пожарным, и он же разработал многое из того, чем пользуются парашютисты-пожарные во всём мире. Одновременно с доставкой людей на пожары развивалось и «конкурирующее» направление (во многом реально конкурирующее за внимание и ресурсы) — доставка воды и огнетушащих составов на пожары. 

Тушащие жидкости с красителями

Пробовали разное: воду, смачиватели, загустители, химию, гранулы, стеклянные колбы и даже боеприпасы для тушения взрывами. Пока остановились на воде и водных растворах смачивателей и ингибиторов горения (ретардантов), часто со специальными красителями, чтобы видно было, куда попали при сбросе.

Совочек или бутылочка?

Если люди надёжно тушат пожар почти в любых условиях, то сбросы воды с воздуха — это как побрызгать из бутылочки или пульверизатора на угли для шашлыка. Огонь, если он не сильный, на время собьёт, но угли не потушит. И после почти любого сброса надо дотушивать, окапывать, выпиливать, а то и отжигать. 

Сброс может лишь на время ослабить огонь, причём на очень небольшом участке. Ведь на пожарах не тушат всю выгоревшую площадь, только кромку – ту часть периметра, которая горит. И даже если точно в неё попасть, то сброса с вертолёта хватит, чтобы притушить примерно 30-70 метров, сброса с Бе-200ЧС — примерно на 350 метров, а с Ил-76 — на 750 метров. 

Самолёт Бе-200

И это в лучшем случае: работе пилотов мешают дым, ветер, сложный рельеф. Да и вообще это непростая задача — с огромного реактивного самолёта сбросить воду в цель на супернизкой высоте и на минимальной скорости, чтобы вода не совсем превратилась в туман.

Часто сбрасывают воду не на кромку, а перед ней, поскольку на верховом пожаре невозможно пролететь прямо над огнём — там сильнейшая турбулентность от поднимающегося раскалённого воздуха. А кромка на одном пожаре часто бывает протяжённостью в десятки, а то и сотни километров. И до следующего сброса в наших условиях может пройти несколько часов. 

А ещё нельзя сбрасывать воду там, где работают на земле люди. Ведь при этом — да и вообще при проходе самолёта над повреждённым пожаром лесом — падают деревья с перегоревшими корнями. То есть от людей на земле надо получить цель, отвести работающих на пожаре, сбросить воду, вернуть их обратно. 

Спокойствие — дорогое удовольствие

Час работы танкерной авиации стоит сотни тысяч рублей. А подходящих водоёмов для забора воды — глубоких, широких, без плавающих бревён — мало. Не все воздушные суда могут брать воду таким способом: Ил-76, например, заправляют на аэродроме. И не все аэродромы способны принять крупные самолёты-танкеры. 

Вертолёт доставляет воду в ёмкости для тушения пожара в заповеднике «Денежкин Камень». Фото © Юлия Петренко / Greenpeace

А если учесть, что танкерная авиация принадлежит ведомствам, которые в норме лесные пожары не тушат (МЧС и Минобороны), то есть их работа с наземными силами не всегда скоординирована, а самих воздушных судов мало, то при астрономически дорогом и не особенно эффективном их применении, получается скорее опасно и вредно.

То есть это скорее средство для успокоения людей, чем для тушения пожаров. Люди ждут эффектной картинки и получают её. А на земле незаметно работают лесники, обеспечивающие реальные успехи в тушении.

Сразу оговорюсь, что всё-таки я встречал в своей практике случаи, когда воду сбрасывали эффективно. Особенно когда это делали с вертолётов с водосливными устройствами при реально хорошей координации с землёй. Но такие случаи, пожалуй, исключение. 

Разведка торфяных пожаров с воздуха вместе с вертолётным поисково-спасательным отрядом «Ангел»
Разведка торфяных пожаров с воздуха вместе с вертолётным поисково-спасательным отрядом «Ангел». Фото © Григорий Куксин / Greenpeace

Вертолётная доставка воды, когда её не сбрасывают, а привозят в ёмкости для использования на земле, бывает очень уместна. Но технологически это, скорее, ближе к доставке самих людей и их оборудования.

А по-другому бывает?

Да, бывает. Например, если такой авиации много и по кромке одного пожара можно поставить много воздушных судов в «карусель». Если такая авиация привычно работает с наземными службами, хорошо координируется, рядом есть подходящие источники воды, например, море, и самолёты быстро забирают её и сбрасывают на цели, например, в прибрежных горах. И если есть большой бюджет для такой работы.

Когда всё это складывается, технология получается уместной и полезной, она реально работает на спасение лесов, да и сил пожарным бережёт много.

Сброс воды на тушении пожара в Испании в 2019 году

И вот в Турции, Греции, на Кипре, в Испании, где условия именно такие, самолёты Бе-200ЧС и вертолёты Камова очень уместны. И наши воздушные суда с великолепно подготовленными экипажами там очень полезны. Ну и ещё России за это платят. То есть это не расходы, а доходы.

Авиация нужна, но другая

У нас в стране не хватает не применения Бе-200 или Ил-76, которые показательно выльют воду, притушив 700 метров кромки на десятки километров горящего, которое больше никто не тушит. Из авиации нужны банальные вертолёты Ми-8, которые будут доставлять людей, работающих на земле. Нужны патрульные «Сессны» и «Робинсоны». Нужны старые добрые «кукурузники» Ан-2 или их современные аналоги, массовое производство которых нам всё время обещают.

Вертолёт Ми-8

А большие и красивые самолёты и вертолёты с водой (раз уж мы по несколько штук их построили) пусть пока тушат соседей. В конце концов, помогать тушить лес в других странах не грешно и не стыдно. А на ситуацию с нашими пожарами это пока никак не влияет. Не этих сил нам не хватает сейчас.

В рамках программы «Зелёный курс» есть конкретные требования и предложения по улучшению ситуации с пожарами в России. Программу разработали специалисты Greenpeace вместе с учёными, общественными организациями и экологически ответственными бизнес-ассоциациями. Поддержите наше требование к правительству России перейти на «Зелёный курс».

добровольные лесные пожарные лес пожары

Интересные публикации

11 лет переговоров оправдывают себя
15 лет назад, 30 ноября 2006 года, в Республике Карелия был создан Калевальский национальный парк…
Юлия Давыдова Алексей Ярошенко 30/11/2021
Как волонтёры Гринпис возрождают российские защитные леса
В этом году волонтёры российского Гринпис заложили пять лесных питомников в Новосибирске, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге,…
Юлия Давыдова 18/11/2021
«Люди любят лес»
В ноябре этого года в экопарке «Яснополе» прошёл первый в России полевой тренинг для частных…
Юлия Давыдова 12/11/2021
Спасут ли российские леса климат? (Нет)
Двадцать шестой Саммит ООН по климату (COP26) уже в самом разгаре: представители мировых правительств, НКО,…
Олеся Викулова 03/11/2021
Когда горит рядом с тобой
Вместе с добровольцами мы рассматриваем карту Куштау, и у нас три варианта развития пожаров. В…
Софья Косачёва 20/10/2021

Инструкции

Что делать, если рядом лесной пожар
В этом году, кажется, все мы убедились, что загореться лес может где угодно, а не…
Софья Косачёва 08/07/2021
Как убрать свалку на природе
Нас часто спрашивают, что делать, если вы наткнулись на свалку посреди леса, в поле или…
Мария Макуш 16/03/2021
Как пройти карантин без пожара
Дачный сезон неожиданно для многих начался в этом году раньше обычного: люди уезжают за город,…
Андрей Аллахвердов 28/03/2020

Назад Дальше

keyboard_arrow_up