menu Меню

Пожар без конца

Как пожарные добровольцы и сотрудники Greenpeace помогли сдержать торфяной пожар в Ленобласти
Арина Кочемарова Блог
05/08/2021 6 минут
Узнай, чем занимается Гринпис Узнать Узнай, как ты можешь помочь природе Действовать

читать и обсуждать наши публикации в телеграме

читать и обсуждать в телеграме

Группа сотрудников Greenpeace и пожарные добровольцы помогли пожарным и лесной охране сдержать огонь на торфяниках у посёлка Назия в Ленинградской области. Рассказываем, с чем им пришлось столкнуться, чем этот пожар отличался от других и почему его нельзя было победить до конца.

Назия — одно из крупнейших в России брошенных предприятий по заготовке торфа для электростанций и производства удобрений. Там остались сотни миллионов тонн осушённого торфа. Если бы пожар не стали тушить, позже сдержать его было бы почти невозможно. Дым от торфяника мог дойти до крупных городов, включая Санкт-Петербург, как это было в центральной России в 2010 году.

Пожары на торфянике тушили все силы, которые были на месте, дополнительно помогал МЧС. Однако постоянно держать наготове пожарные машины невозможно: они должны защищать деревни и сёла.

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

Greenpeace и добровольцы работали на одном из четырёх пожаров на торфоразработках, между пятым и восьмым рабочими посёлками. Огонь удалось сдержать, но не дотушить. По оценке Greenpeace, само тушение может затянуться до поздней осени.

Найти воду, поймать огонь

Аномальная погода, острая нехватка почвенной влаги и необычно большое число действующих пожаров создало в Ленинградской области очень опасную ситуацию. Руководитель противопожарного отдела Greenpeace Григорий Куксин отметил, что пожар на торфянике в Назии возник именно в летнее время, а это значит, что это не мелкие очаги, которые развивались с весны, а новый пожар, начавшийся как лесной. Сначала он прошёл как мощный низовой пожар, а уже от него возникли очаги тления торфа.

Для того чтобы пожар сдержать и начать тушить, надо было найти воду. Единственная дорога — основной путь к этому пожару — прогорела. Чтобы добраться до огня и воды, надо было сначала потушить пожар на самой дороге, разобрать завалы и восстановить полотно.

«Всё это не на каждом торфяном пожаре бывает, и это делало его интереснее. Таким небольшим составом, которым мы там работали, было невозможно потушить все очаги тления на той стадии. Поэтому приходилось искать какое-то интересное тактическое решение, как ограничить продвижение этого пожара и создать условия для того, чтобы он останавливался и не углублялся», — объяснил Григорий Куксин.

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

Это было непросто — нужно было делать расчёты, чтобы найти воду и наполнить осушённые каналы по периметру пожара. Само по себе место тоже непростое: там находится водораздел, реки текут в разные стороны, поэтому направления течения воды в каналах, после того как их наполнят, могло тоже оказаться разным. Ребята из команды признаются, что им очень помог анализ карт, геологических материалов, истории осушения и советы местных жителей.

Нет финальной точки

Доброволец Greenpeace Олеся Волкова в этом году уже участвовала в тушении пожаров в заповеднике «Денежкин камень» и нацпарке «Ленские столбы». Торфяник в Назии — как минимум 20-й пожар для неё в этом году.

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

Этот пожар был совсем другой, вспоминает Олеся: «Он отличался от других пожаров, даже торфяных, тем, что на других торфяниках мы приезжали, искали очаги. Находишь, тушишь. Это может быть несколько очагов — занимает день, два, но всегда доходишь до финальной точки. Тут уже на этапе подготовки было видно, что горело несколько карт. И если торф взялся гореть, то потушить его уже невозможно, и остаётся только не дать этому разрастись».

«Сложно, когда ты приезжаешь на пожар и заранее знаешь, что окончательно победить его не удастся», — поделилась Олеся. 

Дорогу удалось сохранить, прогары застелили брёвнами, а завалы разобрали. Теперь до пожара и до примыкающих к нему участков леса снова можно проезжать на автомобилях и вездеходах.

Канал по южной границе получилось заполнить водой до краёв, для этого даже построили две плотины с помощью трактора. Вода поднялась до уровня очагов, из-за чего они заметно ослабли с южной стороны пожара. Крайние очаги на севере и вдоль дороги дотушили самостоятельно. Остальные части периметра также окружили каналами с остатками воды. Теперь следить за пожаром, оценивать уровень воды в каналах и тушить возможные перебросы будет пожарная охрана.

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

Олеся Волкова отметила, что для неё это был не только сложный и интересный, но и самый «многофункциональный» пожар. «Здесь я использовала почти все навыки, которым научилась. Я готовила картографию, изучала до выезда, куда и зачем текут каналы, пыталась понять уклоны, снимала фото и видео, управляла трактором, пилила деревья, которые падали на дорогу, то есть разбирала завалы. Работала на стволе, с рукавной линией, разведывала на местности, действительно ли туда и оттуда течёт вода в каналах и как и откуда их лучше наполнить. Много думала, проводила разведку с коптера. Мне очень нравилось, что работали и руки, и ноги, и самое главное — мозги».

Люди на пожарах

Пожары в большинстве случаев возникают из-за человека, а тушить их приходится уже другим людям. Долго, сложно и с привлечением тяжёлой и дорогой техники. «Мы много работали физически. В один из дней я много ходила. Вроде бы 22 километра пришлось пройти. Но в конце дня от этого только приятная усталость. Тяжело, скорее, от того, что понимаешь, что этот пожар и три соседние пожара на этом болоте — рукотворные. То есть причина всех этих пожаров — человек. Один человек, одно неаккуратное обращение с костром, с окурком, искра от чего бы то ни было… И столько техники, людей, стараний нужно, чтобы просто не дать разрастись пожару, не говоря о том, чтобы победить его окончательно. Наверное, это для меня на пожарах — самое сложное».

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

Больше всего Олесю Волкову на пожарах пугают не трудности, а вид горелого леса: «Хотя, работая на пожарах по нескольку лет, можно уже привыкнуть к этому и не так сильно расстраиваться. Но меня это всё ещё сильно расстраивает. А на торфяных пожарах есть ещё деревья, которые прямо вываливаются из земли из-за того, что у них перегорают корни».

«И как бы это сентиментально ни звучало, самое сильное впечатление для меня и на этом пожаре, и на всех остальных — это люди, с которыми я работаю. Это очень профессиональная команда и каждый отдельного внимания должен быть удостоен. Один — мозг команды, другой — тыл команды, третий — руки команды. Кто-то здорово тушит и обращается с рукавной линией. В общем, на пожаре я очень люблю людей» — рассказывает Олеся.

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

Григорий Куксин тоже заметил, что тушить пожар с людьми, которые уже сработались на предыдущих пожарах, получается лучше и продуктивнее. «Команда прекрасно знала все технологии, поэтому не приходилось ставить многословные задачи. И большое удовольствие видеть, как задуманный план реализуется, как расчёты подтверждаются, как удаётся найти воду там, где ты её рассчитываешь найти, как она течёт в нужную сторону, наполняет каналы и начинает тушить очаги», — рассказал руководитель противопожарного отдела.

Сейчас, только недавно вернувшись из Назии, сотрудники Greenpeace, уральского заповедника «Денежкин Камень» и пожарные добровольцы в составе сводного отряда отправились в карельский национальный парк «Ладожские шхеры», чтобы помочь тушить лесные пожары.

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

2021 год стал третьим с начала века по общей площади, пройденной лесными пожарами. При пожарной обстановке, которая сложилась сейчас в стране, помощь на пожаре может потребоваться ещё не раз.

Чтобы отправить людей на пожар, нужны немалые деньги. Оборудование и снаряжение для таких выездов покупается на пожертвования сторонников Greenpeace. И работу группы необходимо расширять.

Поддержите нашу противопожарную работу: мы существуем только на ваши пожертвования.

добровольные лесные пожарные лес пожары

Интересные публикации

От Якутии до Карелии: как мы защищали природу от огня
Когда в начале года мы планировали нашу работу, то еще не знали, что 2021 окажется…
Андрей Аллахвердов 21/09/2021
Посадки — благо или вред для климата?
«Посади дерево — спаси планету!», — слышим мы из СМИ, социальных сетей и от «экологически…
Юлия Давыдова 17/09/2021
2021 год — полный рекордсмен по пожарам
Этот год, по данным космического мониторинга ИСДМ, превысил все показатели 2012 года, который последний месяц…
Григорий Куксин 17/09/2021
В сердце Амазонки
Ценность Амазонский лес — это островок дикой природы, крупнейший на планете сохранившийся тропический лес с…
Юлия Давыдова 10/09/2021
Как лес меняет климат
Людям очень повезло. Нам для жизни необходим кислород, и деревья в процессе фотосинтеза его вырабатывают.…
Василиса Ягодина Андрей Аллахвердов 09/09/2021

Инструкции

Что делать, если рядом лесной пожар
В этом году, кажется, все мы убедились, что загореться лес может где угодно, а не…
Софья Косачёва 08/07/2021
Как убрать свалку на природе
Нас часто спрашивают, что делать, если вы наткнулись на свалку посреди леса, в поле или…
Мария Макуш 16/03/2021
Как пройти карантин без пожара
Дачный сезон неожиданно для многих начался в этом году раньше обычного: люди уезжают за город,…
Андрей Аллахвердов 28/03/2020

Назад Дальше

keyboard_arrow_up