menu Меню

Бизнес и ветрогенерация: опыт Ульяновска

Почему за ветром будущее и как развитие локального бизнеса повлияло на весь регион  
Олеся Викулова Блог
21/10/2021 7 минут
Узнай, чем занимается Гринпис Узнать Узнай, как ты можешь помочь природе Действовать

читать и обсуждать наши публикации в телеграме

читать и обсуждать в телеграме

Мы завершаем серию репортажей о первой экспедиции команды климатического проекта в Ульяновскую область. С начала осени российское отделение Greenpeace проверяет, как идёт переход нашей страны на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) и какие нововведения уже произошли за последние годы.

Ульяновск мы выбрали неслучайно — здесь появился первый в России промышленный ветропарк, завод по производству лопастей для ветрогенераторов и предприятия, которые развивают возобновляемую энергетику для собственных нужд. Поэтому мы решили поговорить с людьми, которые стояли у самых истоков местного бизнеса и даже образования в сфере ветрогенерации:  Андреем Павловичем Редькиным — генеральным директором дочерней компании и резидента Ульяновского наноцентра ULNANOTECH, а также с Дмитрием Сергеевичем Степановым — заместителем генерального директора и заведующего базовой кафедрой «Технологии ветроэнергетики» Ульяновского государственного технического университета.

В последнее время в регионах России стала активно развиваться ветрогенерация. Например, проекты в Сибири и на Дальнем Востоке, где дизель, а также другие виды углеводородов заменяются на ВИЭ. С чем это связано?

Дмитрий Сергеевич: Тема стала актуальна несколько лет назад. Дело в том, что на севере страны много населённых пунктов, которые снабжаются за счёт дизельных электростанций. Но логистика дизеля туда стоит очень дорого и бывает нерегулярной. Поэтому цена выработки электроэнергии на таких электростанциях варьируется от 40 до 50 рублей за киловатт-час. И она всё время растёт. Соответственно, возник вопрос — что мы можем с этим сделать, как повлиять на эту систему? 

Так как ВИЭ активно развивались, пришла идея за счёт них попробовать что-то изменить. Сейчас в России любой частный инвестор может пойти на конкурсы и заявить, что он готов модернизировать дизельное пространство за счёт генерации ВИЭ. Принцип такой: он инвестирует собственные средства на протяжении десяти лет — это средний срок договора. За это время, соответственно, он экономит дизельное топливо. В итоге за счёт этой экономии он возвращает себе инвестиции, а потом передаёт генерацию ВИЭ на баланс владельца дизельной электростанции. И в последующие 10-15 лет тариф в этом районе значительно снижается. 

Почему необходимо развивать ВИЭ в этих регионах?

Дмитрий Сергеевич: Потому что из-за высоких тарифов там нет никакого развития бизнеса. Для примера, в последнее время в мире активно развивается экологический туризм: люди хотят оказаться в диких уголках планеты, которые можно посмотреть цивилизованно — чтобы потом остановиться на какой-то площадке, где есть электроэнергия, тепло, горячая вода, переночевать и пойти дальше. При этом в России есть гигантские территории, которые могут жить на подобном туризме или развивать его как одно из направлений: тот же Дальний Восток, Камчатка. Сейчас там киловатт-час для бизнеса стоит 40-60 рублей — нерентабельно что-то делать. Поэтому и бизнес в таких регионах либо только добывающий — что-то забрать и увезти, либо просто сезонный.

Андрей Павлович: По сути, потребители — физические лица получают субсидированный тариф — 5-6 рублей за киловатт-час, а юридические, например, из сферы туризма, получат уже 60 рублей. И мы, понимая, что тренд ветрогенерации будет развиваться, три года назад начали этой темой заниматься. Мы договорились с иностранными производителями оборудования о том, чтобы локализовывать его на территории России — с первого дня этим занималась наша команда. Решение себя оправдало, так как у нашей страны есть технологическое отставание в сфере. В гидроэлектростанциях нет, атомные технологии страны вообще впереди планеты всей. А с точки зрения технологий ВИЭ — солнечная энергетика догоняющая, а по ветру до недавнего времени не было ничего. 

А есть пример, в каких областях уже активно развивается ВИЭ?

Дмитрий Сергеевич: По солнечной энергетике уже вовсю реализуются проекты на Сахалине, Камчатке, в Якутии, Забайкальском крае, Магаданской области. Ветрогенераторов пока мало. Дело в том, что солнечная панель может использоваться хоть для большого парка панелей, хоть для крыши частного дома — всё это будет одна и та же технология. А с ветроустановкой совершенно другая история: крупные ветропарки в центральной части России и домовладения — это разные технологии. Помимо этого важно найти надёжных производителей. Например, ещё лет 10 лет назад на севере пытались использовать ветроэнергетику: «ну давайте попробуем поставить, вроде должно работать». Ставили — не работает. И на всю ветроэнергетику говорили, что она не работает. А там просто неправильно подобрали оборудование и сделали некорректную интеграцию с сетью. Сейчас люди уже разобрались и поняли, что выбор оборудования — критично важная вещь. 

Кафедра «Технологии ветроэнергетики» в Ульяновском государственном техническом университете, которой вы заведуете это возможность привлечь новые кадры в сферу? Как пришла идея открыть её?

Дмитрий Сергеевич: Когда это направление обсуждалось в местном правительстве, стало понятно, что будет не только ветростанция, но и производство, сервис, расчёты. Также существуют не только крупные ветростанции, есть и средние, малые турбинные, микрогенерация. По опыту других стран стало понятно, что для этого нужны будут кадры. И Ульяновск — это, наверное, единственный регион, где есть специализированная кафедра по ветроэнергетике

По общему направлению ВИЭ есть ряд кафедр в университетах России, но они затрагивают сразу всё. А здесь акцент именно на ветроэнергетике, поэтому была создана основная кафедра и базовая. Базовая кафедра находится в ульяновском наноцентре, и нас зовут, чтобы помочь студентам понять, что происходит в жизни, реалиях, обучить их каким-то практическим вещам, чтобы потом они могли найти себе работу. Из выпускников мы выбрали несколько человек, которых трудоустроили к нам.

А почему пока такая кафедра есть только в Ульяновске?

Дмитрий Сергеевич: Опасаются за судьбу студентов и открывают более расширенное направление. Всё создавалось пару лет назад, когда было непонятно, насколько это станет актуально. А вот сейчас всем ясно, что кадров будет катастрофически не хватать. Ведь сейчас будут строить новые ветропарки: их надо рассчитывать, ветроизмерять, понимать, где лучше расположить. Тогда это было рискованно. К сожалению, наше образование очень отстаёт от современных реалий. Мы создали задел, при необходимости на нашем опыте можно открыть серьёзный научный центр, но тут нужен интерес на федеральном уровне в этом направлении.

Возвращаясь к ВИЭ, многие интересуются, как потом перерабатываются ветрогенераторы, насколько они могут негативно  влиять на экологию?

Андрей Павлович: Сейчас у ряда мировых производителей ветряных турбин есть перерабатываемые лопасти. Все остальные части — в большей степени пригодные для переработки материалы, хоть и не на сто процентов. На сегодняшний день этим озабочены все крупные производители оборудования. И большинство решений уже найдено. В любом случае скоро эта проблема будет решена полностью, в ближайшие 10 лет точно. 

В случае с маленькими турбинами всё даже проще: там лопасти не такие большие и используются менее сложные технологии. Срок службы оборудования – 40-50 лет. Проблема утилизации маленьких турбин в условиях крайнего севера в ближайшее время не встанет, так как они долго служат. К тому же важно понимать, что любое производство в энергетике имеет, так или иначе, вредные компоненты. Вопрос же в том, у какого их меньше. И в этом плане ветротурбины смотрятся вообще замечательно на фоне остальных направлений.

На ваш личный взгляд, насколько корректно причислять атомную энергетику и крупные ГЭС к зелёной энергетике? Сейчас на этот счёт ведутся споры.

Андрей Павлович: Это довольно политизированный вопрос. Есть критерий возобновляемости энергетики, и это не то же самое, что называется альтернативной энергетикой. Возобновляемая энергетика не наносит непоправимый и необратимый ущерб. И в этом смысле мы можем посмотреть на малую гидрогенерацию, которая ставится в руслах малых рек — она считается возобновляемой. А большие ГЭС — большой вопрос. Здесь даже с точки зрения промыслового рыболовства 30 лет назад и сейчас — огромная разница по объёмам этих рыб. Потом температура воды градусов 25, она начинает цвести — и понятно, что экосистема в этом смысле нарушена. Даже у нас (в Ульяновской области) сильно изменилась экосистема. Поэтому я стою на позиции, что это невозобновляемая энергетика, в том смысле, что ресурс, который природа даёт для такой генерации, не восполняется естественным путём. А технологии, которые используются в атомной отрасли, ни один профессионал, насколько мне известно, не называл абсолютно безопасными. 


Что думаете насчёт полного перехода страны на ВИЭ?

Андрей Павлович: Сейчас речь не идёт о стопроцентной замене — скорее частичной. Но заместить значительную порцию дизельного топлива, когда светит солнце или дует ветер, на ВИЭ, безусловно, нужно.

А если промышленники потихоньку начнут переходить на ВИЭ?

Андрей Павлович: Есть такая вероятность, что рано или поздно это случится. Возможно, когда-то уже углеводороды станут нишевым продуктом. Плюс на сколько ещё газа хватит — лет на 50-70. А потом что?

Прямо сейчас в нашей стране реализуются проекты в сфере зелёной энергетики.Мы продолжим исследовать их и рассказывать вам о них, чтобы вы так же, как и мы убедились, что зелёное будущее России реально. 

энергетика

Интересные публикации

Интервью: малые ГЭС в Кабардино-Балкарии
Климатическая команда российского Гринпис продолжила свою экспедицию, чтобы узнать, как отдельные регионы переходят на климатически…
Олеся Викулова 25/11/2021
Солнечные батареи в Ставрополе
Команда климатического проекта российского Гринпис продолжает серию экспедиций по регионам России. И очередной остановкой для…
Олеся Викулова 20/11/2021
COP26: итоги
13 ноября в Глазго закончилась 26-я Конференция ООН по климату (COP26), в рамках которой страны…
Олеся Викулова 15/11/2021
Убьёт ли нас воздух
В прошлом месяце Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опубликовала обновлённые глобальные рекомендации по качеству воздуха (предыдущая…
Олеся Викулова 08/11/2021
Где в России ветряки?
Куда смотрит Гринпис? · Где в России ветряки? Слушайте нас на Яндекс.Музыкe, Apple podcasts, Google podcasts,  Soundcloud, ВКонтакте…
Андрей Аллахвердов Софья Феоктистова Владимир Асикритов 08/11/2021

Инструкции

16 советов как экономить энергию в квартире
Рациональное использование ресурсов уже давно волнует как мировых политиков и климатологов, так и обычных жителей.…
Олеся Викулова 01/09/2021
Солнечная батарея для дачи: в чём плюсы и как сэкономить?
Сегодня сложно представить дома в Европе и США без солнечных панелей. Так, в одном из…
Олеся Викулова 29/04/2021

Назад Дальше

keyboard_arrow_up