menu Меню
Адово пекло в цветочном горшочке
О мифах и сказках про торф и о том, что бывает на самом деле
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Григорий Куксин

Григорий Куксин

Руководитель противопожарного отдела Greenpeace России, один из лучших специалистов в мире по тушению торфяных пожаров. Учился в МПГУ им. Ленина, в дружине по охране природы биофака МГУ занимался противопожарной работой. Работал государственным инспектором по охране природы Московской области. Служил в пожарной охране МВД, затем МЧС. Одновременно руководил группой добровольных лесных пожарных. Соавтор методических пособий по тушению пожаров на природных территориях. Опыт тушения пожаров около 20 лет. В 2018 году вошёл в десятку лучших лесных пожарных России.

Мнение эксперта 7 минут 18/04/2019

Когда люди не совсем точно знают, о чём речь, когда они торфа никогда в руках не держали – или не знают, что держали, – возникают всякие фантазии. Журналисты пишут разные страшилки, которые вместе складываются в общую ужасающую картину: торфяные пожары уходят на десятки метров в глубину, это бездна, которая может раскрыться под ногами в любой момент, и никогда не угадаешь, когда туда можно провалиться.

Адово пекло. И его, естественно, нельзя потушить, оно горит вечно, и справиться с этим невозможно…

Где же человек может познакомиться с торфом, если он не болотовед? Для это достаточно или быть дачником, или выращивать комнатные цветы. В супермаркетах продаётся в пакетиках грунт: для цветов, для рассады. Прямо на пакетике можно прочитать: 50% – низинный торф, 50% – верховой торф. То есть это разный торф из разных болот, добытый с разной глубины.

В торфе много неперегнивших растений, какие-то корешки, кусочки листиков, какого-то мха. Где-то дошло до стадии угля – это прослойки с предыдущих пожаров. Ну вот: земля и уголёчки, земля и корешки, земля и частички мха, осоки, в зависимости от того, какой торф. Это просто земля, богатая органикой. По определению, торф – это грунт, содержащий более 50% органического вещества. Если меньше – то это просто заторфованная почва.

Ничего волшебного, ничего магического. Это просто земля для горшков. Мало того, сами горшки часто сделаны из спрессованного торфа. Нетрудно догадаться, что цветочные горшки на подоконниках не вспыхивают сами от солнечных лучей, от тепла и не превращаются в адово пекло. Их вообще не так-то просто зажечь. Надо или положить туда горящий окурок, или поставить на плиту. Чтобы зажечь торф, уж точно надо градусов 150-200. Ну, а если умудриться цветочный горшок зажечь, то потушить его проще простого: поставьте его под струю воды, размочите в раковине, и ваш миниатюрный торфяной пожар погаснет.  

Почему же может произойти настоящий торфяной пожар? Почему загорается земля? Даже осушенный торф из тех мест, где его собирались добывать и прокопали каналы, не загорится сам по себе. Никогда. Загореться может только тогда, когда пришёл человек и устроил огонь.

Начинает гореть эта почва, в той части, где она достаточно сухая. Весной от поджогов травы чаще всего загораются края канав, приподнятые участки, иногда стенки старых торфяных очагов, тех ям, которые образовались от предыдущих пожаров: стенки легче всего подогреваются, и там уже есть уголь, огню легче зацепиться, и тление возобновляется по новой.

Постепенно выгорает вся органическая часть, остаётся зола. В зависимости от условий, в которых образовывался торф на болоте, она может быть белой, жёлтой, красной, коричневой. Торф не бесконечно в глубину залегает.  Выгоревшие ямы достигают либо уровня грунтовых вод, либо уровня подстилающего грунта. Весной это первые десятки сантиметров. По мере того, как вода уходит, он становится всё более глубоким. В итоге это может быть метр, полтора, редко больше. Хотя у нас – и даже в Московской области – встречаются глубокие залежи, 6-8 метров, на месте глубоких заболоченных озёр. Но, конечно, на такую глубину очаги никогда не развиваются, горит именно верхний слой.

Идёт дым, чем дальше, тем его больше.

Торфяник – это огромная кладовая органики, и когда он начинает гореть, весь накопленный в нём запас углерода возвращается в атмосферу, усугубляя ситуацию с климатом.

Особенно сильно выделяется углекислый газ (СО2), образуется много угарного газа, очень опасного и токсичного, разные продукты неполного сгорания органики, опасный канцероген бензопирен.

В торфе много смол, потому что в его составе много болотных растений, корни болотной сосны, многие растения содержат лигнин, битумные смолы. И если торф начинает гореть, происходит интересный процесс: эти смолы вскипают и выступают на поверхность, а там – достаточно холодный воздух, и смола конденсируется. Получается, что при горении поверхность горящего торфа становится более смолистой  и гораздо менее охотно пропускает воду. Если мы комочек горящего торфа бросим в воду – тот же цветочный горшок – какое-то время он будет плавать и дымить. Не будет тонуть и пропитываться водой, потому что смола не даст воде проникнуть внутрь. И если мы захотим потушить этот плавающий комочек, надо будет его аккуратно растереть палочкой или ложкой. Как только мы разрушим механическую структуру, и торф пропитается водой, горение остановится.

Торф горит практически всегда без огня, как тлеющий матрас. Лишь изредка бывают небольшие язычки пламени. Но от него может загореться сухая трава. От него может загореться лес. Вот только что в Бурятии добровольцы столкнулись с тем, что торф тлел под снегом, не пропускал воду в себя, перезимовал, и сейчас от торфяника загорается трава, начинается обширный пожар. Но торфяник, в свою очередь, загорелся не сам по себе, а скорее всего от горевшей прошлой весной травы, либо от чьего-то оставленного костра, либо от брошенного окурка.  

Основная опасность горящего торфяника – это задымление и падающие деревья. Подгорают корни, и дерево внезапно падает. Иногда падает сразу много деревьев. Потом они загораются, и тогда горят уже завалы из деревьев, они дают ещё больше дыма, открытый огонь, и это происходит уже во второй половине лета. На этой стадии на пожары уже начинают реагировать журналисты и говорить, что вот, у нас загорелись торфяники. В большинстве случаев загорелись они весной, но на стадии маленьких ямок в земле это никого не интересовало, хотя потушить тогда было намного легче.

Когда пожары начинают замечать, с ними уже очень трудно что-то сделать.

Нужно огромное количество воды: тонна на кубометр горящего торфа.

Если речь идёт об одном гектаре (а это довольно скромный пожар), чтобы тщательно потушить, понадобится 10 000 тонн воды. В пожарной машине помещается две тонны. Есть очень большие пожарные машины на шесть тонн – это шесть квадратных метров. То есть никакой подвозной водой эту проблему уже не решить. Если бы у нас была маленькая ямка в земле, мы могли бы её потушить из пожарной машины или положить кусок торфа в ведро, отнести и утопить в канаве. Или залить из маленькой мотопомпы в течение нескольких минут. Но когда речь идет о гектарах, уже никакие машины и тем более самолёты и вертолёты справиться не могут. Вода, сброшенная сверху, не будет перемешиваться с торфом, а значит – просто упадёт впустую. Испарится.

Исходя из этого, возникают важные соображения о том, как бороться с этой проблемой. Первое: никакого горения, никаких костров, окурков на торфянике. Если мы не устроим там пожар, у нас вообще этой проблемы не будет. Нас иногда спрашивают туристы: дайте нам совет, как безопасно на торфянике развести костёр? Мы идём на болото, там, кроме болота ничего нет, нам надо как-то себе еду готовить. Это – как давать совет о безопасном курении на бензоколонке. Единственный правильный ответ: либо вы разводите костёр на минеральных островах, либо идёте с газовой горелкой и очень внимательно за ней следите. На торфянике нельзя безопасно развести костёр, потому что всегда есть вероятность, что, будучи обычным туристом, без специального оборудования, техники, вы не потушите костёр полностью, не заметите тления и устроите серьёзный торфяной пожар.

Второе – вовремя обнаруживать эти пожары, тлеющие ямки с торфом, если раньше уже огонь по торфянику прошёл. Надо прочёсывать территорию – как при поиске пропавшего человека: идти так, чтобы видеть ботинки соседа, прочёсывать всю эту площадь, пронюхивать, потому что в первую очередь эти пожары обнаруживаются по очень характерному запаху горящего торфа. Если пахнет – надо искать очаг. И тщательно проверять все ямки с золой.

Сейчас эту важную работу делают добровольцы, и за последние годы с их подачи фактически по этому же алгоритму стали работать и все государственные структуры. Вместо того, чтобы реагировать на страшные торфяные пожары осенью, сосредоточиться на том, чтобы весной тщательно обследовать торфяники, где горела трава или лес, и искать эти микроскопические – размером с кепку, со след ноги – участки начавшегося тления. Если их залить водой, тщательно перемешать, проверить, что действительно всё охлаждено, то на ранней стадии этот пожар легко тушится. В первые дни это совсем просто. В первые недели – это решаемая задача, а вот если упущено несколько недель или месяц, пожар набирает такую силу, такую глубину, что справиться с ним достаточно тяжело.

добровольные лесные пожарные лес пожары

Интересные публикации

Как мы сохраняли дом диких животных
Российское отделение Greenpeace собрало журналистов и инфлюенсеров, чтобы рассказать, каких успехов в охране природы удалось…
Константин Фомин 10/12/2019
Повторение пройденного
27 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял постановление «О неотложных мерах экологического оздоровления страны».…
Евгений Усов 27/11/2019
«Мы будем всё соблюдать и не будем косячить!»
«У меня есть подготовка. Я прошел курсы противопожарной подготовки для городских пожаров, а что касается…
Андрей Аллахвердов 07/11/2019
Почему бывшие сельхозземли не надо переводить в земли лесного фонда
5 ноября 2019 года Greenpeace, WWF и FSC опубликовали открытое обращение к главе Правительства РФ…
Алексей Ярошенко 06/11/2019
Чтобы торфяники больше не горели
Утро на болоте. Солнце и тишина. Сквозь заросли осоки и высохшего борщевика пробирается группа людей…
Андрей Аллахвердов 04/11/2019

Инструкции

Спасать деревья каждый день
Человек зависит от леса, но и леса зависят от человека. И ещё как! Каждый день…
Василиса Ягодина 09/08/2019
Что делать, когда вокруг всё горит
Ситуация с лесными пожарами в Сибири перестала быть локальной проблемой и превратилась в экологическую катастрофу…
Анна Косниковская 30/07/2019
Как вести себя в лесу
Если очень хочется оставить всё и уйти в лес, вот несколько советов, как весело и…
Василиса Ягодина 01/05/2019

Previous Next

keyboard_arrow_up