menu Меню
Как решить проблему разливов нефти в России?
Количество нефти, которая разливается при авариях на нефтепроводах в России каждый год, сопоставимо с катастрофой в Мексиканском заливе. Как это остановить?
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Веда Кошовская

Веда Кошовская

Помощник руководителя энергетического отдела Greenpeace по правовым вопросам, кандидат юридических наук. Закончила юридический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова (по специальности экологическое и земельное право), защитила кандидатскую диссертацию по теме «Правовая охрана окружающей среды при транспортировке нефти». Преподавала экологическое и земельное право в Российском государственном университете нефти и газа им. И.М.Губкина и Государственном университете по землеустройству. Работает в Гринпис с 2016 года.

Мнение эксперта 7 минут 19/04/2019

20 апреля 2010 года в Мексиканском заливе произошла авария на платформе Deepwater Horizon, после которой в океан попало около 700 тысяч тонн нефти. В России в том же году произошло 16 915 разливов нефти, причём это данные самих нефтяных компаний, которые могут быть занижены.

В 2015 году, когда в России произошло около 11 тысяч разливов, глава Минприроды сообщил, что в окружающую среду попало 1,5 млн тонн нефти. То есть нефтяные разливы в нашей стране каждый год загрязняют природу в два раза большим количеством нефти, чем при аварии в Мексиканском заливе, и это происходит уже несколько десятилетий.

Разливы нефти в основном происходят на промысловых и межпромысловых нефтепроводах на нефтяных месторождениях. Только по данным нефтяных компаний в 2018 году произошло 8 126 разливов. Из них 90 % — из-за коррозии труб. Эти разливы можно было предотвратить, если заблаговременно заменять ветхие нефтепроводы.

Абсолютными лидерами по количеству разливов нефти остаются «Роснефть» и «Лукойл»: 4 253 и 1 508 случая за 2018 год.

Каждый нефтепровод должен иметь документы, где указаны его введение в эксплуатацию и срок службы. Если компания хочет продолжить эксплуатировать нефтепровод, когда его срок службы подходит к концу, нужно провести экспертизу промышленной безопасности и оценить, годен ли он к дальнейшей безаварийной службе. Экспертизу проводят лицензированные организации.

Сами нефтяные компании обязаны регулярно проводить ревизии нефтепроводов и по их результатам ремонтировать или выводить из эксплуатации те нефтепроводы, которые не могут дальше транспортировать нефть без разливов.

К сожалению, сейчас значительная часть промысловых нефтепроводов в России эксплуатируется с превышением срока службы. По данным Генпрокуратуры, эксплуатация оборудования за пределами срока их службы — одна из наиболее распространённых причин аварий и инцидентов.

По мнению начальника Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства Генеральной прокуратуры Российской Федерации, причина сложившейся проблемы — желание собственников предприятий получить максимальную прибыль от оборудования и технических сооружений без вложения дополнительных средств на их модернизацию.

Куда смотрит Greenpeace?

С 2011 года Greenpeace вместе с региональной общественной организацией «Комитет спасения Печоры» поднял тему нефтеразливов на высшем уровне власти. В 2012 году эту проблему признал премьер-министр Владимир Путин. Это было крайне важно для системного решения проблемы.

В 2014 году Greenpeace и Комитет спасения Печоры во время «Нефтяного патруля» выявили более 200 нефтяных разливов в Усинском районе республики Коми, часть из которых не были известны надзорным органам, и предложили поправки в законодательство, чтобы предотвратить разливы в будущем. Тогда же в Коми состоялась встреча государственных надзорных органов, нефтяных компаний и общественных организаций, которые обсудили предложенные поправки и во многом поддержали их.

В 2015 году Минприроды России поддержало часть предложенных поправок. Сейчас как минимум две поправки рассматриваются в Госдуме: о наказании за сокрытие разливов и за неисполнение предписаний органов экологического надзора.

Важна и правоприменительная практика существующих законов. Чтобы помочь органам надзора, Greenpeace несколько лет готовил атласы с координатами нефтеразливов, выявленных по спутниковым снимкам. Информация о тысячах точек, где могут быть разливы нефти, была передана для проверки государственным органам Республики Коми, ЯНАО и ХМАО. В результате виновные нефтяные компании были привлечены к ответственности.

Из ХМАО пришло благодарственное письмо с указанием, что информация Greenpeace по многим участкам подтвердилась и нарушителям были выписаны штрафы на сумму более 100 млн рублей. В Коми надзорный орган даже ввёл термин «земельные участки “Гринпис”», по которым велась специальная работа.

На работу общественных организаций реагируют и сами нефтяные компании. Например, «Лукойл-Коми» заменил в 2016 году 241 км промысловых нефтепроводов и обещал в 2017 году довести этот показатель до 310 км, а в ХМАО нефтяные компании выделили в 2015 году на реконструкцию трубопроводных систем в 2 раза больше средств (27,3 млрд рублей), чем в 2011 году (13,8 млрд рублей).

В ЯНАО прокуратура взыскала с компании «Газпромнефть-Муравленко» 9,6 млн рублей за разлив нефти, который произошёл на Сугмутском месторождении в июне 2016 года.

На работу общественных организаций реагируют и сами нефтяные компании. Например, «Лукойл-Коми» заменил в 2016 году 241 км промысловых нефтепроводов и обещал в 2017 году довести этот показатель до 310 км, а в ХМАО нефтяные компании выделили в 2015 году на реконструкцию трубопроводных систем в 2 раза больше средств (27,3 млрд рублей), чем в 2011 году (13,8 млрд рублей).

В ЯНАО, по словам местных активистов, после жалоб Greenpeace на нарушения на Сумгутском месторождении побывала проверка компании «Газпром нефть» из Санкт-Петербурга, после чего был уволен начальник экологической службы Сугмутского месторождения. Также «Газпромнефть-Муравленко» рекультивировала незаконное место хранения нефтешлама в Пуровском районе и все свежие разливы, найденные Greenpeace и коренными жителями.

Так как же решить проблему разливов нефти?

Чтобы решить проблему разливов нефти в России на системном уровне, в 2016 году Greenpeace накануне Госсовета, посвящённого вопросам экологии, предложил разработать государственную программу замены старых нефтепроводов и собрал более 20 тысяч подписей в поддержку этой инициативы.

С 2018 года Greenpeace настаивает на прямом запрете эксплуатации старых нефтепроводов и запрете продления их срока службы сверх того, что был заложен при их вводе в эксплуатацию. Некоторые нефтепроводы могут работать без аварий и после истечения срока службы, однако такое строгое ограничение необходимо, так как существующие правовые механизмы не действуют.

Инициативу Greenpeace подхватили депутаты Госсовета республики Коми, а в 2019 году министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Коми Роман Полшведкин озвучил необходимость ужесточения законодательства на международном форуме «Экология».

Комитет спасения Печоры четыре раза инициировал региональный референдум, чтобы власти республики предложили на федеральном уровне запрет эксплуатировать старые нефтепроводы.

Такая активность именно в этом регионе связана с тем, что большинство нефтепроводов в Коми были построены более 20 лет назад, из-за чего проблема разливов нефти в регионе стоит особенно остро. Только компания «Лукойл-Коми» в 2018 году зафиксировала 590 разливов нефти.

Специалисты Института государства и права Российской академии наук проанализировали предложенный запрет продления срока службы промысловых нефтепроводов и дали ему положительную оценку.

Сбор подписей, который Greenpeace организовал в 2016 году, привлёк к проблеме нефтеразливов внимание правительства, после чего стали предприниматься некоторые шаги для её разрешения.

К примеру, в указе президента Российской Федерации «Об основах государственной политики Российской Федерации в области промышленной безопасности на период до 2025 года и дальнейшую перспективу» (06.05.2018 № 198) отмечено, что «60-70 процентов оборудования, применяемого на опасных производственных объектах, отработало нормативные сроки службы. При таких условиях социально-экономический ущерб от аварий может оцениваться в 600-700 млрд рублей в год, что негативно скажется на экономической стабильности Российской Федерации».

Осенью 2018 года правительство РФ утвердило план мероприятий по реализации основ государственной политики в области промышленной безопасности до 2025 года и дальнейшую перспективу (17.09.2018 № 1952-р). Им предусмотрен ряд изменений в законодательство, в том числе совершенствование нормативно-правового и методического обеспечения экспертизы промышленной безопасности, повышение уровня независимости экспертов и экспертных организаций от заказчиков такой экспертизы.

Кроме того, в ноябре 2017 года Ростехнадзор утвердил специальные правила эксплуатации промысловых нефтепроводов (относятся к опасным производственным объектам), которые вступили в силу в марте 2018 года (в соответствии с приказом Ростехнадзора № 515 от 30.11.2017). Эти правила сделали обязательной внутритрубную диагностику при ревизиях нефтепроводов при наличии технической возможности. Ростехнадзор считает, что их соблюдение позволит решить проблему разливов нефти.

Ростехнадзор планирует оценить необходимость разработки дополнительных требований по результатам правоприменительной практики, которая предполагает проверку всех зарегистрированных нефтепроводов. Это может занять до трёх лет. Однако определить, являются ли принятые правила эффективным средством для решения проблемы разливов нефти, необходимо быстрее, поэтому Greenpeace запросил у Ростехнадзора итоги правоприменительной практики на сегодняшний день.

В ближайшие десятилетия России, как и всем странам мира, в любом случае придётся отказаться от использования нефти в качестве энергоносителя, чтобы избежать катастрофических последствий изменения климата.

Межправительственная группа экспертов ООН по изменению климата в докладе «Глобальное потепление 1,5º C» пришла к выводу, что антропогенные выбросы CO2 необходимо снизить вдвое к 2030 году и практически до нуля к середине века.

На сегодняшний день уже 185 стран ратифицировали Парижское соглашение, цель которого — ограничить рост температуры до 1,5º C. Всё больше государств, регионов и городов заявляют о поэтапном переходе на 100 % возобновляемую энергетику. Кроме того, ряд государств объявили о прекращении продаж новых автомобилей с двигателем внутреннего сгорания: Австрия с 2020 года, Норвегия с 2025 года, Германия, Нидерланды, Индия, Дания, Израиль, Швеция и Ирландия — с 2030 года, Китай, Франция и Великобритания — с 2040 года.

Однако этот переход в любом случае не будет одномоментным, и совершенно недопустимо, чтобы всё это время на российских нефтепроводах каждый год происходили тысячи аварий и природу нашей страны губили сотни тысяч тонн нефти.

нефть

Интересные публикации

Как правда может спасти природный парк «Нумто»
Для меня эта история особенно важна: в январе 2016 года я только начал работать в…
Константин Фомин 18/04/2019
Как защитить Патагонию от Shell и Total?
Что приходит вам в голову, когда вы слышите о Патагонии? Необъятные горные вершины? Величественные пумы?…
Константин Фомин 02/03/2019
Пластиковая бутылка в руках — та же нефть
Мы идём по Усинску, нефтяной столице республики Коми, городу, где очень пустынно, будто все разом…
Дарья Горчакова 12/02/2019
Нам от нефти — ничего, одни проблемы
Грязь вместо воды в ручье, подпрыгивающие от взрывов дома, вырубленный лес, сломанный мост, тяжёлая техника…
Елена Соловьева 21/11/2018

Previous Next

keyboard_arrow_up