menu Меню
Можно ли изменить ситуацию с пожарами?
Это огромная махина человеческих представлений, убеждений, фантазий, но она меняется в нужную сторону
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Григорий Куксин

Григорий Куксин

Руководитель противопожарного отдела Greenpeace России, один из лучших специалистов в мире по тушению торфяных пожаров. Учился в МПГУ им. Ленина, в дружине по охране природы биофака МГУ занимался противопожарной работой. Работал государственным инспектором по охране природы Московской области. Служил в пожарной охране МВД, затем МЧС. Одновременно руководил группой добровольных лесных пожарных. Соавтор методических пособий по тушению пожаров на природных территориях. Опыт тушения пожаров около 20 лет. В 2018 году вошёл в десятку лучших лесных пожарных России.

Мнение эксперта 6 минут 01/05/2019

Исследования, которые мы проводили в конце прошлого года, показали, что ситуация с пожарами в нашей стране серьёзно изменилась в лучшую сторону. Один из самых обнадёживающих выводов вытекал из сравнения количества термоточек (мест с аномально высокой температурой) в 2016—2018 годах и средних многолетних показателей за предшествующие тринадцать лет (2002—2015). График, который приведён ниже, показывает, что за последние три года количество весенних пожаров сократилось на треть.  

Но буквально с первых дней 2019 года начались пожары на Дальнем Востоке. Горело в Приморье, Хабаровском крае, Еврейской АО, Амурской области. А в конце апреля случилась настоящая катастрофа в Забайкалье. Возникает резонный вопрос: так действительно ли положение улучшается?

Было бы наивно рассчитывать, что за один год (а именно столько идёт разработанная и инициированная нами кампания «Останови огонь!») можно изменить привычки людей, их поведенческие установки в масштабах страны. Что люди, как по мановению волшебной палочки, перестанут поджигать сухую траву или, скажем, тростник. Это с одной стороны. А с другой — в этом году мы действительно увидели начало перемен, и как бы ни горело сейчас, какие бы страшные пожары ни случались, мы уверены, что изменения происходят в нужную сторону.

Летом, когда закончится весенний пик пожаров, мы обязательно проверим свои ощущения, потому что важно, чтобы контроль был объективным. Мы проверим, насколько меньше (или больше), чем в прошлые годы, было обнаружено термоточек: это для нас очень важный показатель. В конце года снова проведём социологическое исследование и посмотрим, насколько последовательно меняется картина. Однако, дело не только в цифрах.

В любой сфере, где мы добиваемся перемен, они начинаются с добровольцев — в широком смысле слова: с людей наиболее увлечённых, с идеей, наиболее способных к изменению, в первую очередь, самих себя. Поэтому в нашей кампании «Останови огонь!» мы так много вкладываемся в добровольцев. Первый шаг — чтобы они стали примером для людей своей социальной группы, лидерами, которые формируют мнение. Чтобы люди в этой группе перешли на нашу сторону, чтобы они понимали, в чем корень проблемы, и начали менять свое поведение. Эти сдвиги уже произошли. И если мы посмотрим на регионы, где мы наиболее активно работали в рамках кампании «Останови огонь!», сдвиги там гораздо существеннее, чем в среднем по стране. Ярче всего это видно на примере Бурятии.

Сейчас мы видим сдвиг уже на следующем уровне: мы привлекаем на свою сторону органы власти, тех, у кого в руках основные каналы коммуникации, рычаги воздействия на массы людей. После того, как добровольцы стали вести активную коммуникацию, рассказывать, объяснять, в какой-то момент и власть начала говорить нашим языком. Это уже происходит. Нам уже не приходится почти ни в чём её поправлять. Если сравнить это с риторикой десяти-, двадцатилетней давности —  сдвиг фантастический.

Всего несколько лет назад власти нам говорили: поджоги травы – это вообще не проблема. Весной ничего не горит, это не пожары, от этого ничего не происходит, и не надо это учитывать. У нас пожары начинаются летом, и сразу – лесные, и с ними ничего сделать нельзя. Сейчас общим стало понимание, что трава горит, что это пожары и с ними надо бороться.

Раньше говорили: ну – торфяники… Это самовозгорание по естественным причинам. Сейчас практически все органы власти, все официальные СМИ тоже начали признавать: это вина людей, это рукотворная беда.

О торфяниках стоит сказать отдельно. Этот год начался тяжело. Зимой мы радовались, что в Центральной России и на Северо-Западе (здесь просто больше торфяников, чем в других регионах, и их больше осушали) выпало много снега. Но весной были то морозы, то солнце, снег сошёл, а половодья практически вообще нет. Земля, болота не напитались водой. Торф сухой. И это очень опасно. Во-первых, сезон начался очень рано, а во-вторых, практически везде, где на болотах горела трава, есть торфяные очаги. Пока ситуация не экстремальная, но сравнима с 2010 или 2011 годом.

Но и здесь произошли изменения в подходах. В 2011 году мы спорили до хрипоты с лесниками, с МЧС, с лесной охраной по каждой точке: торфяник это или нет, может ли он гореть весной. И они нам доказывали, что это ерунда, этим не надо заниматься, это только дымок, ничего не разгорится. Вот если разгорится — тогда и приходите.

Сейчас в большинстве регионов государственные службы готовы реагировать на ранней стадии. Кроме, пожалуй, Ленинградской области, где давно не было сильных торфяных пожаров. Несмотря на то, что очагов возникает много, есть шанс избежать торфяной катастрофы. Но для этого в течение мая, пока сохраняется относительно высокая вода, надо найти очаги и потушить их до тех пор, пока они не стали безнадёжно большими и глубокими.  Во многих регионах власти уже привычно и успешно работают с добровольцами, вместе с ними ищут очаги. В прошлом году добровольные лесные пожарные вместе с силами госструктур не дали торфяникам разгореться. В результате — во второй половине года вообще не было катастрофических торфяных пожаров.

Если вернуться к пожарам в Забайкалье, это тяжёлая история, и всё же мы можем сравнить её с тем, что было раньше, например, в 2014 году. Тогда региональные власти говорили: это не мы, у нас не горит, вы всё врёте, добровольцы нам не нужны. Сейчас кого ни спроси, все понимают: всё произошло по вине людей, они жгли траву, мусор (ну и в некоторых случаях это пришло от таких же людей из соседней Монголии).

Региональная власть полностью признаёт и масштаб пожаров, и ущерб и уже тоже готова к изменениям. Социальная реклама, материалы для детей, участие в кампании «Останови огонь!» – всё это с готовностью принимается, но региональные власти хотят идти дальше: давайте подумаем о нашей целевой аудитории, об этих пастухах, чабанах в деревнях, которые выжигают траву, как нам до них достучаться. Давайте специально для них сделаем телевизионный ролик по следам вот этой беды.  

Забайкалье — это вообще важная поворотная точка. Случившаяся катастрофа ничего бы не изменила в регионе, если бы там уже не шли системные процессы, если бы не было местных добровольцев, живых сил, которые продвигают изменения на месте, если бы не было перемен на федеральном уровне. Тогда беда осталась бы просто бедой. Сгорели дома – ну, отстроим новые. Опять сгорят — снова построим. Исследователи, которые смотрят на то, как происходят социальные изменения, говорят, что есть точка неустойчивости равновесия, в которой можно ситуацию подтолкнуть, и если ключевое событие случается в тот момент, когда общество дозрело, тогда ситуация начинает меняться лавинообразно. Я надеюсь, что в Забайкалье мы сейчас находимся в такой точке.

Инфографика: Елена Макурина
Фото: Мария Васильева

добровольные лесные пожарные пожары

Интересные публикации

Если не горит, то что же мы тушим?
В Тверской области, в Редкино, недалеко от посёлка Озерки продолжает гореть торф. Горит он с…
Андрей Аллахвердов 12/07/2019
Траву и лес дожди потушить помогут, а торф будет гореть долго
За последнюю неделю в местной прессе довольно много писали о пожаре, который начался 19 июня…
Андрей Аллахвердов 29/06/2019
Пожар в Мордовском заповеднике: 2010-й помнят и здесь
Всю прошлую неделю наши добровольцы-пожарные провели в Мордовском заповеднике. Дотушивали то, что осталось от большого…
Андрей Аллахвердов 23/06/2019
Климат влияет на пожары. Или пожары влияют на климат?
«Глобальное потепление стало причиной лесных пожаров…», «Из-за экстремальной жары загорелись торфяники…» Такие сообщения мы читаем…
Андрей Аллахвердов Татьяна Васильева 14/06/2019
Что это было, Крош?
Безжизненнный лес, чёрная выгоревшая земля, обугленные стволы деревьев… Был пожар, и Крош с Ёжиком начинают…
Андрей Аллахвердов 12/06/2019

Инструкции

Как не угореть на майских праздниках
Приближаются майские праздники, которые с помощью всего нескольких дней отгулов или отпуска легко превращаются в…
Андрей Аллахвердов Ирина Козловских 25/04/2019
Как стать добровольным лесным пожарным?
Если вы уже знаете, чем занимаются добровольцы, то можете присоединиться к одной из 11 групп,…
Ирина Козловских 07/05/2018

Previous Next

keyboard_arrow_up