menu Меню
Последние хранители биоразнообразия
Как коренные народы защищают природу и свой традиционный уклад жизни на международном уровне
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Родион Суляндзига

Родион Суляндзига

Представитель коренного народа удэге, проживающего в Приморском и Хабаровском краях. Директор Российского учебного центра коренных народов и председатель правления Центра содействия коренным малочисленным народам Севера. В 2013-2015 годы был сопредседателем Глобального комитета коренных народов по изменению климата и координировал работу коренных народов в рамках конференции сторон в Париже, 2015. С 1 мая 2019 является членом Экспертного Механизма ООН по правам коренных народов, представляя регион Восточная Европа, Россия, Средняя Азия и Закавказье.

Мнение эксперта 6 минут 14/06/2019

В предисловии к книге The Archipelago of Hope. Wisdom and Resilience from the Edge of Climate Change спецдокладчик ООН по правам коренных народов Вики Таули-Корпус написала:

«Коренные народы живут по всему миру: их земли занимают 22 % поверхности земного шара — здесь расположено 80 % всего биоразнообразия планеты. Эти цифры говорят о том, что коренные народы играют ключевую роль в сохранении биоразнообразия нашей земли. Несмотря на это, нам предстоит пройти ещё долгий путь, прежде чем правительства и доминирующее общество начнут действовать согласно тем принципам, которые заложены в Международной Конвенции по биоразнообразию».

Чтобы лучше раскрыть эту важную тему, эксперт российского отделения Greenpeace Елена Сакирко побеседовала с руководителем Центра содействия коренным малочисленным народам Севера Родионом Суляндзигой. Недавно он был избран новым членом экспертного механизма ООН по правам коренных народов от региона Восточной Европы, Центральной Азии, Российской Федерации и Закавказья и принял участие в очередном постоянном форуме ООН по вопросам коренных народов в Нью-Йорке.

Постоянный форум по вопросам коренных народов — это одна из основных площадок ООН, где обсуждаются практически все вопросы по коренным народам. Это довольно известное мероприятие, которое ежегодно проходит в Нью-Йорке в течение двух недель.

Каждая его сессия посвящена отдельным направлениям или тематике. В этом году основной темой были «традиционные знания коренных народов». Но это не значит, что говорили только об этом. Традиционным знаниям была посвящена одна из панельных дискуссий, а за две недели мы обсудили самые разные темы: и изменение климата, и реализацию декларации по правам коренных, и устойчивое развитие.

Моя роль на постоянном форуме в последние годы не меняется. В первую очередь это мониторинг. Важно понимать, что происходит в рамках ООН, что происходит в других регионах, и продолжать международное партнёрство. Кроме того, важно рассказать о том, что происходит внутри России с правами коренных народов в той или иной области.

В этом году я был даже немного удивлён, насколько большая приехала официальная делегация во главе с самим Бариновым, главой Федерального агентства по делам национальностей. Это означает, что правительство уделяет теме огромное внимание. Все их официальные речи, в принципе, для меня не новые и не удивляют. Очень много цифр, примеров того, сколько делается в стране. Вопрос в том, насколько это отражает действительное положение.

В определённом смысле это парадоксальная ситуация, когда вместо того, чтобы говорить о реальных проблемах, с которыми сталкиваются коренные народы при реализации своих законных прав, мы слышим о каком-то позитивном опыте. Который, конечно, есть, это никто не скрывает. Но речь-то о фундаментальных вопросах: о праве на землю, на ресурсы, на языки, без которых коренным не выжить. И задача эти вопросы поднять, чтобы в дальнейшем их решать совместно, а не заниматься популистскими заявлениями обо всём и ни о чём. Вот в чём суть работы постоянного форума — чтобы в дискуссиях выявить реальное положение и наметить какие-то пути совместных решений.

Даже если посмотреть на такие богатые регионы, как Ханты-Мансийский автономный округ и Ямал, то положение коренных народов сейчас уже выглядит совсем не так хорошо, как мы оценивали в прошлом. Потому что экспансия коммерческих проектов и больших компаний продолжается и это ведёт к конфликтам. Но вместо того, чтобы об этом говорить и находить какие-то решения, которые были бы оптимальны и для других народов, по старинке продолжают говорить о том, как эти регионы заботятся о коренных. Что абсолютно уже не отвечает действительности.

Конечно, для всех коренных народов мира, и для нас в том числе, самые актуальные вопросы — о правах на землю и природные ресурсы, о закреплении территории и доступа к традиционным видам деятельности. Это та основа, которая составляет суть коренных народов. Сегодня же и де-юре, и де-факто коренным народам уже не принадлежат их традиционные земли. Они или отданы в аренду третьим лицам, или под промышленное освоение. Коренным народам якобы предлагают свободный доступ к биоресурсам для личного потребления, вместо того, чтобы решить вопрос о территориях традиционного природопользования, закон о которых никто не отменял. То есть нужно даже не привести в порядок законодательство, а начать реализовывать существующее. А вместо этого проводятся бесконечные слушания об изменении терминологии, о внесении дополнений и так далее.

Если мы посмотрим формально, с точки зрения закона, то практически все коренные народы сейчас — браконьеры. Они же не будут ходить с юристом в тайге или тундре, ссылаться там на какие-то статьи конституции. Поэтому им и говорят «всё, эта территория уже освоена», либо «у вас нет квот», либо «вы на чужом участке». Если мы проведём анализ сегодня где-то в удалённых посёлках, то мы там найдём столько штрафников, хотя люди просто продолжают жить так, как жили на протяжении многих столетий. Тем более что другой работы там нет. Вот об этом надо говорить, а не заниматься якобы из-за благих целей переформатированием законодательства.

Тем более что коренные народы — это практически последние хранители биоразнообразия, и об этом много говорилось на постоянном форуме. Большой процент сохранившегося биоразнообразия действительно находится на территориях коренных, так что они берегут не только свои традиции. Это доказано многими научными исследованиями и публикациями.

Много говорилось и о влиянии изменения климата. Недавно была создана платформа коренных народов и местных общин по изменению климата. Это решение Парижского соглашения, которое выполнено. Первая встреча в рамках этой платформы будет в середине июня в Бонне. Конечно, мы ожидаем, что она внесёт свой вклад в вопросы адаптации и снижения влияния изменения климата.

Первая сессия будет посвящена созданию механизмов работы этой платформы. Я представляю там коренные народы нашего региона. Наша задача — дать хороший старт, чтобы эта платформа была реально действующим инструментом. Потому что изменение климата уже здесь, от него невозможно уйти. Мы знаем, что есть скептики, но коренные народы — на передовой изменения климата. Все решения принимаются здесь, в каменных домах, а всё воздействие происходит там, в природе, где люди жили в гармонии, а теперь с погодой что-то не так.

Всё это влияет на коренные народы, на их традиционный образ жизни и все виды деятельности. Непредсказуемость влечёт трагические результаты. В маленьких островных государствах уже есть климатические беженцы. То же самое и в Арктике, где процессы идут гораздо быстрее. Это влияет на весь промысел и на оленеводство. Поэтому важно, чтобы международные механизмы и стандарты превратились в реально действующие механизмы на местном уровне. Люди видят, что погода меняется — а они же не представляют, что это и что нужно делать.

У нас есть в каком-нибудь регионе план по адаптации, по снижению воздействия? На федеральном уровне есть климатическая доктрина, но это слишком общий документ, резолюции без всякого плана действий, финансовых деталей. Государство должно не только на уровне федерации, но и на региональном уровне задуматься. Нужны реальные, конкретные правовые финансовые и институциональные механизмы на национальном уровне, и реальные действия на местном. А что мы пока видим? Пока Россия даже не ратифицировала Парижское соглашение.

климат

Интересные публикации

Как мы сохраняли дом диких животных
Российское отделение Greenpeace собрало журналистов и инфлюенсеров, чтобы рассказать, каких успехов в охране природы удалось…
Константин Фомин 10/12/2019
COP25: Россия на климатическом перепутье
Два месяца назад, во время климатического саммита ООН, Россия приняла Парижское соглашение по климату. Россия…
Константин Фомин 29/11/2019
11 тысяч учёных предупреждают о климатическом чрезвычайном положении
40 лет назад, 5 ноября 1979 года, учёные из 50 стран собрались на Первую Всемирную…
Константин Фомин 06/11/2019
Почему Greenpeace подал в суд на правительство Норвегии?
Норвегия — страна с удивительно красивой природой, от заснеженных горных пиков и древних лесов до…
Константин Фомин 02/11/2019
Вас тут не росло
Десятой части российских лесов юридически не существует. То есть леса есть, а нормальных законов нет.…
Василиса Ягодина 03/10/2019

Инструкции

Какая ёлка экологичнее: искусственная или настоящая?
Живая ёлка — самая экологичная, при условии, что в декабре вы купили её в правильном…
Ирина Козловских 06/12/2018

Previous Next

keyboard_arrow_up