menu Меню
Кто контролирует пожары в зонах контроля? (Спойлер: никто)
В зонах контроля пожары не контролируют и не тушат, за ними наблюдают  
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Григорий Куксин

Григорий Куксин

Руководитель противопожарного отдела Greenpeace России, один из лучших специалистов в мире по тушению торфяных пожаров. Учился в МПГУ им. Ленина, в дружине по охране природы биофака МГУ занимался противопожарной работой. Работал государственным инспектором по охране природы Московской области. Служил в пожарной охране МВД, затем МЧС. Одновременно руководил группой добровольных лесных пожарных. Соавтор методических пособий по тушению пожаров на природных территориях. Опыт тушения пожаров около 20 лет. В 2018 году вошёл в десятку лучших лесных пожарных России.

Мнение эксперта 8 минут 24/07/2019

Зоны контроля – это территории, на которых природные пожары можно не тушить, если расходы на тушение превышают ущерб, который пожар может нанести. Если в зоне контроля возник пожар, региональные власти вправе принять решение, что его тушить экономически нецелесообразно и не выделять на это средства. Конечно, это происходит не автоматически: собирается региональная комиссия по чрезвычайным ситуациям и принимает решение по каждому конкретному случаю. Раньше такие пожары принято было вообще не показывать в отчётах. Сейчас Рослесхоз требует, чтобы они учитывались, и по ним регион предоставляет данные отдельно.

«Зоны контроля» – название лукавое. Из него следует, что на этих территориях кто-то что-то контролирует. На самом деле это специально выделенные зоны лесов, в которых ведётся лишь наблюдение за пожарами, причём только космический мониторинг.  Как правило, эти территории либо вне зоны авиапатрулирования, либо на самой его границе: нет смысла тратить деньги на обнаружение пожаров с самолёта, если их не будут тушить.

Зоны контроля – это огромные площади. В них попадает 49% земель лесного фонда, в основном на северных территориях. В европейской части – например, в Архангельской области – их площади небольшие. Основные территории приходятся на сибирские и дальневосточные регионы. В некоторых случаях вся площадь региона это практически зона контроля: почти вся Чукотка, очень большая часть Якутии, Корякский округ в Камчатском крае. Практически все тундровые, лесотундровые пожары попадают в зону контроля, и их никто не тушит.  

Схема зонирования охраны лесов от пожаров по данным Рослесхоза. (С сайта «Лесного форума Greenpeace»)

Формально зона контроля устанавливается там, где ущерб не может быть большим. Это леса, не представляющие хозяйственной ценности, которые не будут осваиваться в обозримом будущем. В этих зонах не должно быть населённых пунктов, ценных территорий, земель, арендованных под лесозаготовку и т.д. В реальности это не так. Когда выделялись зоны контроля, в них попало довольно большое количество населённых пунктов.  

Когда в зону контроля попадает населённый пункт, это может быть очень отдалённый посёлок, где живет всего несколько тысяч человек, куда ведёт всего одна лесная дорога. Тем не менее, там живут люди, они ведут какое-то хозяйство. Если пожар никто не тушит, значит, он будет развиваться бесконтрольно, и если будет сильный ветер, возможности спасти людей будет очень немного. Придется к ним пробиваться.

Когда в зону контроля попадает участок, где заготавливают лес, это тоже очень странно: получается, что заготавливать древесину мы там можем, а доставить пожарных – почему-то нет. И почему-то, когда сгорает этот лес, мы не считаем это потерями. При этом не учитывается, что арендатор будет требовать либо возмещения ущерба, либо возможности срубить столько же деревьев в другой части леса. То есть мы теряем и лес в зоне контроля, и тот лес, который ещё не сгорел.  

Зоны контроля на территории Якутии (серый цвет). Красными точками показаны лесные пожары. (С сайта «Лесного форума Greenpeace»)

Ситуация с зонами контроля, которую мы наблюдаем, в частности, в этом году безобразно неправильная и с точки зрения экономической составляющей, и с точки зрения здоровья населения. На региональной комиссии по чрезвычайным ситуациям рассматриваются возникшие пожары, поскольку это зона контроля. Пока пожары маленькие, туда можно послать парашютистов, может быть даже наземными средствами добраться. Но принято решение, что мы эти пожары тушить не будем.

Проходит неделя, эти пожары превращаются в огромные лесные пожары, тушение которых требует уже на два порядка больше сил, чем вначале, они подходят к населенным пунктам, создают задымление, угрожают людям. Принимается решение ввести режим ЧС и бросить все силы на тушение этих пожаров, задействовать федеральный резерв, запросить дополнительную помощь. Но ведь это те же самые пожары, от тушения которых регион отказался всего неделю назад. Естественно, что когда лесной пожар горит в условиях экстремальной жары, засухи и сильных ветров, очень странно думать, что потом легко и просто получится его потушить. Фактически мы своими силами создали условия для чрезвычайной ситуации и дальше героически с ней боремся, потеряв контроль благодаря собственным административным решениям.                     

Иногда это недальновидность, ошибка. А в каких-то случаях это может быть расчёт на то, что, когда посильнее разгорится, можно будет запросить дополнительное финансирование на борьбу с огнём.  А уж какая часть дополнительных средств действительно пойдёт на борьбу с пожарами зависит от умения местной администрации осваивать государственные бюджетные деньги. И чем больше пожар, тем труднее посчитать количество отрытых минерализованных полос, топлива, залитого в баки и т.д.

И всё же я думаю, что в случае с пожарами этого года в Якутии, в Красноярском крае расчёт был, скорее всего, на то, что как-нибудь само обойдётся, дожди пойдут и погаснет. Но, во-первых, сейчас из-за климатических изменений всё труднее делать какие-либо прогнозы. А во-вторых, пожары сами могут существенно влиять на погоду. Есть исследования, которые говорят, что крупные пожары – начиная с не самой большой по сибирским меркам площади в десять на десять километров – могут влиять на региональную погоду, на то, как будут двигаться атмосферные массы, выпадут или не выпадут осадки. То есть пожар сам может создавать условия, когда погода способствует развитию пожара.

К сожалению, будут пожары, до которых нам не дотянуться. В условиях дефицита сил всегда приходится выбирать, какие пожары тушить, какие – нет. Вообще надо признать, что зоны контроля – это от бедности, а нет от какой-то продуманной экологической или лесохозяйственной идеи. Даже среди богатых лесных стран не много настолько богатых, чтобы позволить себе роскошь тушить всё. А для нас – это бесспорно вопрос бедности. Мы не можем потушить все пожары, поэтому вынуждены принимать их наличие и наблюдать там «естественную пирогенную динамику», хотя, конечно, понимаем, что значительная часть пожаров возникла не по естественным причинам, а по вине людей: от геологических партий, от туристов-экстремалов, от охотников, которые используют всё больше современных транспортных средств – и вертолётов, и квадроциклов, и вездеходов, –  чтобы забираться в труднодоступные места.

Пожары (красные точки) и профилактические выжигания (жёлтые точки) в зоне контроля в Якутии. (С сайта «Лесного форума Greenpeace»)

Но часто границы зон контроля проходят прямо по границам промышленных рубок. Получается, что до этого места мы тушим, а отсюда – уже нет. А до этого «отсюда» вполне можно добраться даже на тяжелой технике. Если бы речь шла только о тех территориях, до которых нельзя долететь, потому что самолётам не хватит топлива, вопрос бы так остро не стоял, и пожары оттуда не приходили бы к населённым пунктам.

И есть ситуации совершенно вопиющие. Сейчас выясняется, что в зонах контроля – например, в Якутии – проводились профилактические выжигания. Получается, что зажечь там мы можем, а тушить – нет. Происходит это потому, что местным властям надо выполнять план по выжиганиям. А ещё по глупости конкретных чиновников. Отчитаемся сразу по площадям: одну спичку бросил – и план на год выполнен. А на выполнение плана какие-никакие деньги заложены. И вот сочетание дремучих мифов в головах, планов, на которые выделяются деньги, коррупционной составляющей по списанию этих денег с полным отсутствием продумывания каких-то последующих шагов превращается в абсолютное безумие: устраивать пожары там, где мы не в состоянии их потушить.

В данный момент зоны контроля дают нам около 90% площадей всех лесных пожаров в России. Если смотреть на ежегодный график количества термоточек, то логично было бы предположить: раз уменьшилось количество весенних пожаров в первом «горбу», то и второй станет меньше. Но он остается практически неизменным. Надо понимать, что весной мы влияем на количество пожаров, и они относительно небольшие. А летом – пожары огромные по площадям. Один лесной пожар в зоне контроля может дать тысячи термоточек, потому что, если его никто не тушит, он расходится на огромные площади, горит очень долго. Получается, что даже если мы снизили количество пожаров летом – а я предполагаю, что мы снизили количество пожаров летом той же самой агитационной работой, информированием людей, сменой их представлений, – мы никак не можем повлиять на то, сколько леса у нас сгорит, поскольку не тушим огромные пожары. Сгорит столько, сколько при данной погоде сможет сгореть.

Распределение пожаров по сезону

Что же делать? Если зоны контроля отменить, это подтолкнёт к ситуации, когда регионы будут вынуждены или врать, или как-то по-другому объяснять, почему такие пожары не тушатся. Мы всё-таки живём в условиях, когда потушить сто процентов лесных пожаров мы не в состоянии. Поэтому само признание этого факта – идея больная, но объяснимая и, наверно, на нынешнем историческом этапе неизбежная. Лучше признать, что мы не можем потушить, чем делать вид, что эти территории мы охраняем. Поэтому совсем отказаться от зон контроля наверно не получится.

Но можно пересмотреть сами границы зон контроля и не включать туда хотя бы населённые пункты. Пусть граница будет более изрезанной или отодвинется немного дальше на север, но мы не оставим людей в зоне, где мы не тушим лесные пожары.

Точно так же надо исключить из этих зон арендованные участки. Там, где мы лес используем, его надо охранять. Раз уж мы пришли туда с какой-то – не важно, какой – деятельностью, привнесли дополнительные риски, мы должны лес охранять.

И конечно требуется бóльшая прозрачность при принятии решений и бóльшая персональная ответственность по каждому конкретному случаю отказа от тушения. Если чиновник ошибся, если было принято решение не тушить, а потом все федеральные силы были брошены на этот пожар, значит нужно, чтобы в следующий раз это решение принимал другой человек. Это очень ответственное решение, и если могут пострадать люди, тут нужно не говорить, что денег нет, а срочно добиваться, чтобы их выделили. 

лес лесное хозяйство пожары

Интересные публикации

Повторение пройденного
27 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял постановление «О неотложных мерах экологического оздоровления страны».…
Евгений Усов 27/11/2019
«Мы будем всё соблюдать и не будем косячить!»
«У меня есть подготовка. Я прошел курсы противопожарной подготовки для городских пожаров, а что касается…
Андрей Аллахвердов 07/11/2019
Почему бывшие сельхозземли не надо переводить в земли лесного фонда
5 ноября 2019 года Greenpeace, WWF и FSC опубликовали открытое обращение к главе Правительства РФ…
Алексей Ярошенко 06/11/2019
Чтобы торфяники больше не горели
Утро на болоте. Солнце и тишина. Сквозь заросли осоки и высохшего борщевика пробирается группа людей…
Андрей Аллахвердов 04/11/2019
Интерактивная фотовыставка о пожарах и добровольных лесных пожарных «Останови огонь!»
На фотовыставке можно будет узнать, почему каждый год возникают лесные и другие природные пожары, как…
Андрей Аллахвердов 31/10/2019

Инструкции

Спасать деревья каждый день
Человек зависит от леса, но и леса зависят от человека. И ещё как! Каждый день…
Василиса Ягодина 09/08/2019
Что делать, когда вокруг всё горит
Ситуация с лесными пожарами в Сибири перестала быть локальной проблемой и превратилась в экологическую катастрофу…
Анна Косниковская 30/07/2019
Как вести себя в лесу
Если очень хочется оставить всё и уйти в лес, вот несколько советов, как весело и…
Василиса Ягодина 01/05/2019

Previous Next

keyboard_arrow_up