menu Меню
Что горит на Амазонке, и причем тут мы
О расчистке лесов, климате и аппетитах соотечественников
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Алексей Ярошенко

Алексей Ярошенко

Закончил биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Защитил кандидатскую диссертацию, посвященную лесам заповедника Басеги. С 1997 года штатный сотрудник Greenpeace в России и руководитель лесного отдела. Редактор новостей Лесного форума Greenpeace, важнейшей для российского лесного хозяйства независимой дискуссионной площадки. Работал над созданием и развитием концепции первых карт крупнейших массивов дикой лесной природы, добивался создания национальных парков Калевальский и Онежское Поморье. Борется с разрушительными тенденциями в российском лесном законодательстве и с лесопожарной ложью.

Мнение эксперта 8 минут 29/08/2019

Пожары в тропических дождевых лесах бассейна Амазонки и её окрестностей в августе 2019 года стали одной из самых обсуждаемых тем во всем мире. Многие специалисты пишут о том, что пожары такого масштаба угрожают существованию дождевых лесов Южной Америки в целом, а значит, и многочисленным коренным народам, чья жизнь неразрывно связана с этими лесами, и огромной доле наземного биологического разнообразия нашей планеты, и надеждам на предотвращение катастрофических изменений климата, опасных для существования всего человечества. Что же там происходит, и как происходящее связано с нами — жителями России?

Где и почему горит?

В августе 2019 года лесные пожары охватили три крупнейшие страны, входящие в бассейн Амазонки: Бразилию, Боливию и Перу. Пик пожаров и вызванного ими задымления пришелся на середину августа. Вот так выглядела тогда ситуация с пожарами в северной части Южной Америки (мозаика космоснимков VIIRS за 16 августа 2019 года с наложенными термоточками, соответствующими местам интенсивного горения):

Сейчас ситуация немного улучшилась, в основном, как это обычно и бывает при катастрофических пожарах такого масштаба, благодаря прошедшим местами дождям. Вот так она выглядит сейчас (мозаика космоснимков VIIRS за 27 августа 2019 года с наложенными термоточками, по нашему времени это соответствует уже 28 августа):

К сожалению, пик пожароопасного сезона в бассейне Амазонки ещё далеко не пройден: обычно он приходится на сентябрь или даже на начало октября. Поэтому нынешнее улучшение ситуации пока не очень обнадеживает: вероятнее всего, в сентябре грядет следующее обострение ситуации, новый рост площадей пожаров и потерь амазонских лесов.

В отличие от тайги, где хотя бы местами значительная доля пожаров может происходить по природным причинам (от молний при сухих грозах), в тропических дождевых лесах все или практически все пожары — рукотворные, вызванные деятельностью человека. Чаще всего причиной пожара становится выжигание расчищаемых для сельского хозяйства участков, но не подсечно-огневое земледелие, до сих пор используемое многими местными племенами, а именно выжигание больших площадей для крупномасштабного сельскохозяйственного производства. Вот так это выглядит на практике: выжигание расчищенных участков в бразильском штате Рондония, в семидесяти километрах к югу от города Порту-Велью (космоснимок Sentinel 2 за 24 августа 2019 года):

А это — в бразильском штате Амазония, вблизи Трансамазонского шоссе, 21 августа 2019 года:

А это — в северной части Боливии, 27 августа 2019 года:

Практически везде пожары в амазонских лесах связаны с крупномасштабной расчисткой этих лесов, главным образом под сельское хозяйство — то есть с классическим тропическим обезлесеньем. В нулевые годы в борьбе с обезлесеньем в бассейне Амазонки были достигнуты некоторые успехи, и в 2012 году масштабы потерь лесов достигли своего минимума за последние несколько десятилетий. К сожалению, с тех пор скорость обезлесенья опять начала неуклонно расти: в 2018 году в одной только бразильской части Амазонии было потеряно около 790 тысяч гектаров леса. В 2019 году, по предварительным оценкам, скорость обезлесенья окажется еще большей. Главной движущей силой обезлесенья является постоянно растущий глобальный спрос на дешевую еду, которую проще всего выращивать как раз в тропиках на месте сведённых дождевых лесов.

Почему именно сейчас эти пожары привлекли столько внимания?

Обезлесенье в бассейне Амазонки неразрывно связано с массовыми крупномасштабными пожарами на протяжении уже многих десятилетий, поэтому нынешняя пожарная катастрофа — далеко не первая и даже не самая крупная в истории. Но такого внимания всего мирового сообщества к этим пожарам, и таких серьезных попыток найти на международном уровне какие-то механизмы решения этой проблемы, пожалуй, не было никогда. Почему?

Во-первых, как и в случае с сибирскими лесными пожарами 2019 года, в Южной Америке пожары привели к очень сильному задымлению нескольких крупнейших городов и вообще самых густонаселенных районов, и это вызвало серьёзное беспокойство десятков миллионов людей. Насколько об этом можно судить по дистанционным данным, не всегда главной причиной задымления были сами лесные пожары или выжигание остатков растительности на месте сведенных лесов: иногда главным источником дыма становились классические сельскохозяйственные палы. Но задымление было таким сильным и продолжительным, что не могло не привлечь внимания общества к проблеме пожаров на природных территориях в целом, и к неразрывно связанной с ней проблеме обезлесенья.

Во-вторых, видимо, наступила определенная усталость человечества от того, что в течение многих лет ни власти конкретных стран, ни глобальные организации ничего не могут поделать ни с пожарами, ни с обезлесеньем в целом. То, что обезлесенье и катастрофические лесные пожары являются угрозами всему человечеству — и как важная движущая сила глобального изменения климата, и как причина новой волны вымирания видов и сокращения биологического разнообразия Земли, — уже мало у кого вызывает сомнения. Но, несмотря на огромное количество разнообразных инициатив, справиться с этой проблемой пока не удается. Наоборот, с течением времени она лишь усиливается. И это не может не вызывать у людей непонимания и ожесточения.

В-третьих, системы мониторинга лесов и пожаров становятся всё более глобальными и доступными, и людям всё проще самостоятельно разбираться в том, что и где происходит с лесами. Свежие космоснимки, на которых видны огромные обезлесенные или выгоревшие площади, шокируют гораздо сильнее, чем цифры, графики и таблицы из каких-нибудь официальных отчетов. Скрывать масштабы бедствия с каждым годом становится труднее и труднее, в том числе от тех, кто, возможно, сам никогда на Амазонке не был, но кто хорошо понимает глобальное значение этой уникальной территории и для климата, и для биологического разнообразия, и в целом для выживания всего человечества.

В общем, с пожарами в бассейне Амазонки прослеживаются те же тенденции, что и с пожарами в Сибири: благодаря современным технологиям и источниками информации люди всё лучше понимают реальные масштабы бедствий и их глобальную значимость, а дым, приходящий в крупные города, вызывает настоящую бурю негодования. И чем дольше реальное решение проблемы массовых лесных пожаров будет подменяться попытками эти проблемы заболтать, тем это негодование будет сильнее.

Изменение усреднённого количества термоточек в Бразилии, Боливии и Перу в 2019 году до 27 августа (красная линия) и в среднем за 2001-2018 гг. (голубая линия). Видно, что среднемноголетний пик, приходящийся на вторую декаду сентября, ещё впереди и пожары пока не достигли даже средних для этого пика масштабов. В целом с начала нынешнего года ситуация развивается хуже, чем в среднем за предыдущие восемнадцать лет.
Причем тут мы — жители России?

Катастрофы такого масштаба, как пожары 2019 года в бассейне Амазонки, оказывают влияние на глобальный климат и характер его изменения и через это, безусловно, влияют на жизнь всех людей Земли на всех континентах и во всех странах. Чем больше горят леса, тем больше углекислого газа и сажи выбрасывается в атмосферу, тем сильнее нарушается способность лесных ландшафтов связывать и удерживать углерод, и тем сильнее меняется климат. А чем сильнее меняется климат, тем больше и интенсивнее горят леса по всей Земле. В северных широтах продолжительность пожароопасного сезона уже увеличилась по меньшей мере на несколько недель, в том числе благодаря тропическому обезлесенью и пожарам в тропических лесах. Так что обезлесенье на Амазонке внесло свой вклад и в нынешние лесные пожары в Сибири и на Дальнем Востоке, и в предыдущие крупные пожарные катастрофы в нашей стране, и в гибель лесов от вредителей и болезней, и в другие неблагоприятные процессы в наших лесах.

Но есть и более прямая связь между нами, жителями России, и обезлесеньем на Амазонке. Дело в том, что наша страна является весьма значимым потребителем сельскохозяйственной продукции, которая производится в странах амазонского бассейна (в первую очередь в Бразилии) и ради которой расчищаются и выжигаются тропические дождевые леса. Последние официальные данные по масштабам бразильского экспорта сельскохозяйственной продукции в разные страны, в том числе в Россию, доступны только за 2016 год, но нет никаких индикаторов, показывающих, что за последние два года ситуация принципиально изменилась (раньше она оставалась примерно одинаковой на протяжении долгого времени). Вот данные FAOSTAT об экспорте восьми основных видов сельскохозяйственной продукции из Бразилии в Россию: масштабы экспорта остальной продукции намного меньше, ими в первом приближении можно пренебречь. На английском приведены исходные названия продуктов из базы данных FAO:

Можно без преувеличения сказать, что леса бассейна Амазонки ест и жжёт весь платёжеспособный мир, так или иначе участвующий в международной торговле сельскохозяйственной продукцией, в том числе и мы. Так что сохранение амазонских лесов — это не только вопрос организации пожарной и лесной охраны в отдельно взятых, например, Бразилии, Колумбии и Перу, но и вопрос ответственного отношения других стран, компаний и конечных потребителей разнообразных продуктов к тому, откуда эти продукты берутся, как производятся и в каком количестве потребляются. 

Конечно, выращивать кофе в России в сколько-нибудь значимых количествах невозможно; но если бы такие продукты, как говядина, свинина или курятина не импортировались в огромных объемах, а выращивались бы нашими отечественными фермерами или сельхозпредприятиями, амазонские леса горели бы меньше и сохранялись бы лучше. Если же говорить конкретно о тех территориях, которые сейчас больше всего горят – то для них главными «поджигателями» являются говядина и соя.

климат пожары

Интересные публикации

Как мы сохраняли дом диких животных
Российское отделение Greenpeace собрало журналистов и инфлюенсеров, чтобы рассказать, каких успехов в охране природы удалось…
Константин Фомин 10/12/2019
COP25: Россия на климатическом перепутье
Два месяца назад, во время климатического саммита ООН, Россия приняла Парижское соглашение по климату. Россия…
Константин Фомин 29/11/2019
Повторение пройденного
27 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял постановление «О неотложных мерах экологического оздоровления страны».…
Евгений Усов 27/11/2019
«Мы будем всё соблюдать и не будем косячить!»
«У меня есть подготовка. Я прошел курсы противопожарной подготовки для городских пожаров, а что касается…
Андрей Аллахвердов 07/11/2019
11 тысяч учёных предупреждают о климатическом чрезвычайном положении
40 лет назад, 5 ноября 1979 года, учёные из 50 стран собрались на Первую Всемирную…
Константин Фомин 06/11/2019

Инструкции

Что делать, когда вокруг всё горит
Ситуация с лесными пожарами в Сибири перестала быть локальной проблемой и превратилась в экологическую катастрофу…
Анна Косниковская 30/07/2019
Как не угореть на майских праздниках
Приближаются майские праздники, которые с помощью всего нескольких дней отгулов или отпуска легко превращаются в…
Андрей Аллахвердов Ирина Козловских 25/04/2019
Какая ёлка экологичнее: искусственная или настоящая?
Живая ёлка — самая экологичная, при условии, что в декабре вы купили её в правильном…
Ирина Козловских 06/12/2018

Previous Next

keyboard_arrow_up