menu Меню
Из огня да в полымя  
Чем может обернуться предложение министра природных ресурсов   
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Григорий Куксин

Григорий Куксин

Руководитель противопожарного отдела Greenpeace России, один из лучших специалистов в мире по тушению торфяных пожаров. Учился в МПГУ им. Ленина, в дружине по охране природы биофака МГУ занимался противопожарной работой. Работал государственным инспектором по охране природы Московской области. Служил в пожарной охране МВД, затем МЧС. Одновременно руководил группой добровольных лесных пожарных. Соавтор методических пособий по тушению пожаров на природных территориях. Опыт тушения пожаров около 20 лет. В 2018 году вошёл в десятку лучших лесных пожарных России.

Мнение эксперта 6 минут 17/10/2019

Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин предложил снять ответственность за тушение природных пожаров с Авиалесоохраны и возложить её на МЧС. 15 октября он выступил с такой инициативой на совещании у премьер-министра Медведева. После того, как в 2019 году пожарная катастрофа потрясла Сибирь и Дальний Восток, стало просто очевидно, что система работает не вполне эффективно. Но действительно ли эта радикальная мера поможет защитить леса от пожаров?  

На бытовом уровне многим до сих пор не понятно, почему пожарами занимаются разные ведомства. Мы регулярно слышим о победах МЧС над лесными пожарами, и, казалось бы, при чём тут лесники? МЧС умеет хорошо презентовать свою работу, так что идею отдать проблемную сферу борьбы с лесными пожарами в такое сильное и уважаемое ведомство, вероятно, многие одобрят и посчитают полезной. Если это решение будет принято сейчас, иллюзия эффективности скорее всего продлится до весны 2020 года.

К сожалению, в реальности эту идею нельзя назвать ни оригинальной, ни удачной. Если переложить на нынешнее МЧС ответственность за борьбу с лесными пожарами, то почему бы не закрепить за Рослесхозом ответственность за тушение высотных зданий и метрополитена? Эффективность будет примерно та же.

Ведь профилактика и тушение лесных пожаров – сложнейшая система, в которой трудится множество людей, профессионально связанных с лесной сферой. Лесные пожарные – это отдельная профессия, почти ничего общего не имеющая с пожарными городскими. Равно как профессии лётчика-наблюдателя, парашютиста-пожарного, десантника-пожарного, руководителя тушения лесным пожаром. Эти профессионалы есть только в лесных службах.

Дело не только в специфических навыках тушения. Все эти профессионалы очень тесно связаны в работе с лесничествами, которые на местах знают ситуацию, занимаются контролем и надзором в лесу. Лесники часто первыми приезжают на пожар. Да и вообще вся система борьбы с лесными пожарами очень зависима от эффективности лесного хозяйства в регионе.

В разных странах много моделей того, как может быть устроена система борьбы с пожарами. И риск сейчас связан не с тем, что отдать лесные пожары в зону ответственности МЧС было бы неправильно системно. Есть страны, где служба борьбы со всеми пожарами единая и централизованная. Есть модели, где лесные пожарные и городские пожарные — в разных ведомствах. Но при существующей в России системе организации лесного хозяйства, в условиях наших лесопожарных служб и нашего МЧС такая реформа крайне опасна.

И так не слишком прозрачные и достоверные сведения о лесных и вообще ландшафтных пожарах станут ещё менее открытыми и надёжными. МЧС вообще склонно давать успокоительную информацию, часто не имеющую отношения к реальной жизни. Практику многократных искажений данных о масштабах пожаров у нас в стране удалось преодолеть фактически только к прошлому году. И основную роль со стороны государственных служб в изменениях к лучшему играли как раз Авиалесоохрана и Рослесхоз. Мы очень опасаемся, что если всё отдать в МЧС, данные снова станут недостоверными или перестанут публиковаться. Это не позволит вовремя принимать ключевые решения о переброске сил, не позволит оценить эффективность действий в борьбе с пожарами в масштабах страны. 

Есть риск, что снизится профессионализм в системе борьбы с лесными и другими ландшафтными пожарами как на уровне ведомства, так и на уровне руководителей региональных и районных подразделений. При такой реформе далеко не все оставшиеся (и без того немногочисленные) работники лесной охраны перейдут в систему МЧС. Это неизбежно: профессиональные требования разные, и многие лесники просто откажутся переходить на работу в другое ведомство. Да и у самого МЧС возможности увеличения штата далеко не бесконечны. Профессионалов критически не хватает даже сейчас, а с такой реформой их будет ещё меньше, и эта нехватка неизбежно приведет к серьезным сбоям в организации тушения лесных пожаров.

Система охраны лесов от различных нарушений окажется разорванной: обнаруживать и тушить пожары будет одно ведомство, а выявлять и пресекать незаконные рубки в этих же лесах будет другое. Системной охраны лесов либо не будет вообще, либо эта функция будет продублирована в двух министерствах, а эффект будет таким же, как и в первом случае.

Произойдёт радикальная смена системы финансирования мер по борьбе с пожарами, которые включают профилактические работы, создание минерализованных полос, работу с арендаторами, множество договоров с исполнителями, содержание техники и многое другое. Сейчас это работа региональных служб, которая делается большей частью за счёт субвенций. В некоторых регионах немалую долю составляют и собственные средства региона. 

Переход к модели, когда вся ответственность лежит на федеральной структуре, сломает все эти связи. И неизбежно приведёт к тому, что к началу сезона многие важные работы окажутся невыполненными. Скорее всего, останутся долги по зарплатам и аренде техники за предыдущий год, а это демотивирует людей. В результате, чтобы всё чётко заработало в конкретных районах, многие цепочки и хозяйственные связи придется выстраивать заново. А это – упущенное время и новые финансовые затраты.

Потребуется очень быстро пересмотреть огромный массив законов и подзаконных актов, регулирующих и лесное хозяйство, и борьбу с пожарами, и защиту людей и территорий от чрезвычайных ситуаций. И сейчас-то этот блок законодательства сложен, противоречив и далеко не идеален, а возможности нынешних законотворцев достаточно быстро создать стройную систему законодательства вызывают сомнения в принципе. Поэтому идея внести поправки в соответствующие нормы представляется неосуществимой. Мы можем потерять многие законодательные приобретения, которых добивались многие годы, утратить механизмы, которые требуют долгой настройки.

Отдельно удивляет позиция министерства в том, что касается Авиалесоохраны и федеральных особо охраняемых природных территорий. Сейчас большинство из них справляется с пожарами самостоятельно, силами своих служб охраны. Лишь в некоторых случаях (на отдельных территориях) ключевую роль играет Авиалесоохрана. Причем часто эта работа делается региональными авиабазами по договорам.

Этой маленькой ниши точно будет недостаточно, чтобы сохранить Авиалесоохрану. Мы можем потерять самую профессиональную службу борьбы с лесными пожарами, которая сегодня есть в нашей стране, откупившись от того, что от неё останется, «контрактом» на тушение некоторых заповедников и нацпарков. Одновременно мы получим кадровые и организационные проблемы на наиболее ценных природных территориях, но и эффективность охраны этих территорий будет гораздо меньше: Авиалесоохрана не может знать территорию и понимать её ценность так же хорошо, как собственная служба охраны заповедника или нацпарка. 

Я надеюсь, что предложенная идея не пройдёт, хотя по уровню, на котором она обсуждается, надежда эта слабая. Хочется верить, что, перед тем как принять это решение, лидеры страны поймут, насколько важно сохранить профессионализм в сфере борьбы с лесными пожарами и достоверность информации о пожарах.

Мы в любом случае продолжим работать над развитием системы профилактики пожаров, над расширением участия добровольцев. Но неудачная реформа может всех нас отбросить в деле борьбы с пожарами на много лет назад. Чем это грозит – мы можем судить по катастрофе, за которой всей страной наблюдали этим летом, только вот дальше может быть ещё хуже.

 

лес лесное хозяйство особо охраняемые природные территории пожары

Интересные публикации

«Мы будем всё соблюдать и не будем косячить!»
«У меня есть подготовка. Я прошел курсы противопожарной подготовки для городских пожаров, а что касается…
Андрей Аллахвердов 07/11/2019
Почему бывшие сельхозземли не надо переводить в земли лесного фонда
5 ноября 2019 года Greenpeace, WWF и FSC опубликовали открытое обращение к главе Правительства РФ…
Алексей Ярошенко 06/11/2019
Чтобы торфяники больше не горели
Утро на болоте. Солнце и тишина. Сквозь заросли осоки и высохшего борщевика пробирается группа людей…
Андрей Аллахвердов 04/11/2019
Интерактивная фотовыставка о пожарах и добровольных лесных пожарных «Останови огонь!»
На фотовыставке можно будет узнать, почему каждый год возникают лесные и другие природные пожары, как…
Андрей Аллахвердов 31/10/2019
С видом на отстойник
Национальный парк «Югыд ва» давно привлекает туристов-ценителей северной природы. По словам руководства парка, самыми посещаемыми…
Василиса Ягодина 25/10/2019

Инструкции

Спасать деревья каждый день
Человек зависит от леса, но и леса зависят от человека. И ещё как! Каждый день…
Василиса Ягодина 09/08/2019
Что делать, когда вокруг всё горит
Ситуация с лесными пожарами в Сибири перестала быть локальной проблемой и превратилась в экологическую катастрофу…
Анна Косниковская 30/07/2019
Как вести себя в лесу
Если очень хочется оставить всё и уйти в лес, вот несколько советов, как весело и…
Василиса Ягодина 01/05/2019

Previous Next

keyboard_arrow_up