menu Меню
Коронавирус выявил стратегическую ошибку в климатической политике России
Как переход к низкоуглеродным технологиям спасёт экономику страны и климат
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Владимир Чупров

Владимир Чупров

Руководитель энергетической программы российского отделения Greenpeace. Выпускник Международного эколого-политологического университета. Стал сотрудником Greenpeace в 1993 году. Эксперт в области атомной и возобновляемой энергетики, нефтяной отрасли. Соавтор докладов «Энергетическая революция: перспективы формирования энергетической безопасности России», «Нефтяное загрязнение: проблемы и возможные решения». Автор доклада «Цена экологического демпинга в нефтяной отрасли». Эксперт экологической комиссии Совета по правам человека при Президенте Российской Федерации.

Мнение эксперта 5 минут 11/03/2020

Событие, которое радикально и неожиданно ломает сложившийся ход истории, принято называть «чёрным лебедем». Эпидемия коронавируса стала таким «чёрным лебедем» для всего мира и для России в частности. К нему оказались не готовы государственные институты, рынки, простые и непростые люди.

Коронавирус ударил по мировому нефтяному рынку, который и так не отличается устойчивостью. Сокращение потребления нефти в Китае из-за карантина, сокращение потребления транспортного топлива и спад деловой активности в глобальном масштабе по цепочке обрушили мировые цены на нефть. В который раз встал вопрос о финансовой устойчивости стран, экономика которых чрезмерно зависит от добычи и экспорта нефти. Россия входит в их число.

Ситуацию усугубило начало «нефтяной войны» между Россией и Саудовской Аравией, которые не смогли договориться о новом снижении поставок нефти на мировые рынки. В результате цены на нефть упали ещё ниже — до $33 за баррель (нефть марки URALS).

Правительство нашей страны пытается адаптироваться к кризисной ситуации и рассчитывает, на сколько лет хватит финансовых резервов, чтобы выполнить бюджетные обещания. И понятно почему — федеральный бюджет распределён исходя из цены на нефть не меньше 42 долларов за баррель. По оценке Минфина, средств резервов «достаточно для покрытия выпадающих доходов от падения цен на нефть до $25–30 за баррель на протяжении 6–10 лет…». По оценке председателя Наблюдательного совета Московской Биржи Олега Вьюгина, речь может идти отрёх годах.

Нельзя сказать, что руководство страны не понимает проблему зависимости от ископаемой энергетики. «Россия по-прежнему чрезмерно зависит от экспорта углеводородов и других сырьевых товаров, а значит и от конъюнктуры мировых цен», — это признал Владимир Путин в 2008 году после очередного падения цен на нефть. Он же накануне нефтяного кризиса 2014 года заявил: «Наверное, нет смысла повторять, что мы все считаем, что прежние источники роста если не полностью подошли к концу, то работают уже, мягко говоря, не так эффективно, как раньше. Потому что всегда мы ожидали роста и роста, повышения и повышения цен на энергоносители. Они у нас держатся на хорошем уровне, но такого роста, как прежде, нет, и источник этот себя исчерпал, можно сказать».

Модель экономического роста, основанная на добыче нефти и её стоимости на мировых рынках, себя исчерпала, и очередной кризис лишь подтверждает это. По оценкам Международного энергетического агентства, годовые доходы российского нефтегазового сектора могут к 2040 году снизиться с $320 млрд до $274 млрд. Поэтому ни о каком росте экономики или тем более удвоении ВВП за счёт нефти в ближайшие десятилетия говорить не приходится.

Несмотря на очевидную уязвимость рынка углеводородов, российское руководство по-прежнему делает ставку на открытие новых нефтяных месторождений и дальнейшую активную разработку уже освоенных. 5 марта 2020 года президент подписал указ «Об Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2035 года», по которому добыча нефти и газа в арктических широтах будет планомерно развиваться за счёт государственных субсидий и частных инвестиций. В тот же день Госдума приняла поправки в Налоговый кодекс, предусматривающие льготы для инвесторов, которые вкладываются в запуск новых проектов в Арктике. Так компании, добывающие нефть и газ, получат очередную порцию льгот.

В феврале на встрече с главой Роснефти Игорем Сечиным Владимир Путин поддержал проект по освоению полуострова Таймыр, одного из последних нетронутых уголков российской Арктики. На его реализацию Роснефть запрашивает налоговые льготы в размере 2,6 трлн рублей.

Мощнейшее субсидирование ископаемой энергетики и отсутствие аналогичной поддержки низкоуглеродной — консервация нефтегазовой зависимости страны. Это стратегическая ошибка, которая становится всё очевиднее по мере распространения коронавируса.

Но у России есть все шансы, чтобы свернуть с пути, убийственного не только для климата планеты, но и для российской экономики.

В сентябре 2019 года в рамках глобальных действий в защиту климата российское отделение Greenpeace обратилось к правительству России с призывом начать переход к климатически-дружественной политике, реализуя конкретные шаги в области лесного, коммунального хозяйства, ресурсосбережения, а также в энергетике.

Среди предложений по развитию низкоуглеродных и ресурсосберегающих технологий и практик российский Greenpeace предлагает руководству страны в том числе следующие шаги:

  • отказаться от выдачи или отозвать наиболее спорные лицензии, связанные с освоением новых месторождений (Западно-Иркинский, Ватлорский, Западно-Усинский участки недр);
  • ввести запрет на разработку новых месторождений нефти и газа, находящихся в границах особо охраняемых природных территорий и их охранных зон, на других ценных и уязвимых природных территориях и на континентальном шельфе Российской Федерации, включая шельф арктических морей;
  • ввести запрет на разработку нефтяных месторождений на основе технологии гидроразрыва пласта.
  • в лесном хозяйстве Гринпис предлагает внести в действующее законодательство изменения, которые позволят лесу легально существовать на землях сельхозназначения, а собственникам таких земель — законно выращивать лес.
  • в области потребления неэнергетических ресурсов и обращения с отходами Гринпис предлагает создать условия для раздельного сбора пищевых отходов и производства из них товарного компоста или биогаза.

Важно понимать, что речь идет не о каких-то дорогих игрушках, которые могут позволить себе развитые страны. Речь идет о многомиллиардных рынках, о создании сотен тысяч новых рабочих мест. Только разрешение выращивания леса на заброшенных сельскохозяйственных землях может обеспечить до 100 тысяч рабочих мест, что уже сопоставимо с количеством занятых, например, в крупнейшей нефтяной компании Роснефть — порядка 300 тысяч рабочих мест.

Помогите нам показать руководству страны, что у России есть альтернативы добыче нефти, особенно в Арктике и на уязвимых природных территориях.

климат нефть энергетика

Интересные публикации

Природа коронавируса
Автор блога — эксперт Greenpeace International Луиз Кассон. Подробнее — в её оригинальном тексте на…
Андрей Аллахвердов 22/05/2020
Как (не) прошёл первый и единственный экологический референдум
В 2000 году произошло невозможное: группа граждан смогла за три месяца собрать два с половиной…
Василиса Ягодина 21/05/2020
Климатические протесты во время пандемии
Карантин, пандемия, самоизоляция – главные слова последнего месяца. Мы забыли о шумных концертах, фестивалях, походах…
Олеся Викулова 02/05/2020
ЭкоZOOMфест: Greenpeace выложил в сеть 12 часов бесплатных лекций и воркшопов
ЭкоZOOMфест смог собрать в онлайне лучших экспертов по вопросам изменения климата, активистов и волонтёров. За…
Олеся Викулова 28/04/2020
Коронавирус не повод уничтожать природу России
 Что случилось На этой неделе Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) направил в Правительство России…
Олеся Викулова 24/04/2020

Инструкции

Какая ёлка экологичнее: искусственная или настоящая?
Живая ёлка — самая экологичная, при условии, что в декабре вы купили её в правильном…
Ирина Козловских 06/12/2018

Previous Next

keyboard_arrow_up