menu Меню

Что искал и чего не нашёл Гринпис на Байкале

Рассказываем об итогах проб из самого чистого озера
Узнайте, чем занимается Гринпис Узнать Узнайте, как можно помочь природе Действовать

Роман Важенков

Эксперт российского отделения Гринпис, руководитель междепартаментских проектов. Стал сотрудником российского Гринпис в 1999 году после окончания Московского государственного лингвистического университета по специальности лингвистика, международная коммуникация. С 2003 по 2011 годы — руководитель Байкальской программы и международного проекта Гринпис, занимался вопросами строительства нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан», проблемами накопленного ущерба Байкальского ЦБК, сохранения популяции байкальской нерпы, охраны озера Байкал как территории Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Мнение эксперта 6 минут 25/11/2022
читать и обсуждать наши новости в телеграме читайте наши новости в телеграме

В этом не самом простом году нам пришлось уделить дополнительное внимание Байкалу. Произошло многое: эксперты подготовили доклад о сохранности озера для ЮНЕСКО, мониторинговые миссии на Байкал отменили, туристическая нагрузка продолжала расти, развернулась полемика о снятии запрета на сплошные санрубки у озера, возобновился процесс откачки поверхностных (надшламовых) вод из прудов-накопителей отходов бывшего Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), снова ослабляли природоохранное законодательство на Байкале — таков неполный перечень проблем, с которыми нам приходится работать сегодня.

Пришло время рассказать о некоторых результатах. В частности — о результатах нашего исследования загрязнённости сточных вод, сбрасываемых как в Байкал, так и в реки и ручьи, впадающие в озеро (водные объекты байкальского бассейна).

Что же льётся в Байкал?

Пробы на Байкале мы начали отбирать ещё в начале лета 2021 года. Собирали результаты, налаживали взаимодействие с российскими лабораториями, разбирались в механизмах загрязнения с учёными. В конце августа 2022 года мы уже отчитывались о нашей работе на Байкале, знакомили с результатами наших пробоотборов в Байкальске, Слюдянке и Северобайкальске. Наши данные совпали как с государственным докладом о состоянии сохранности Байкала, так и с исследованиями сибирских учёных.

Сотрудники Гринпис отбирают пробы со стока с очистных сооружений в городе Северобайкальск в реке Тыя (притоке Байкала).
Фото ⓒ Дмитрий Шаромов / Гринпис

Результаты удручающие: превышения найдены по всем показателям, по некоторым — в десятки раз. Байкал продолжают загрязнять, к Байкалу по-прежнему относятся как природному ресурсу, который можно использовать, как заблагорассудится, который можно монетизировать. На фоне печального состояния озера власти продолжали ещё больше ослаблять природоохранное законодательство.

Первую попытку ослабления предприняли ещё весной 2022 года. Тогда Минприроды предложило кардинально ослабить нормы по очень важным показателям. Под давлением научной и экологической общественности от этой инициативы отказались. Однако и критически важные предложения Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН), которые поддержал Гринпис, не приняли. Учёные предлагали включить в приказ №83 перечень хлорорганических веществ из категорий «опасные» и «особо опасные». Это чрезвычайно токсичные соединения, которые, вероятно, находятся в отходах Байкальского ЦБК, так как комбинат отбеливал свою целлюлозу хлором. Накапливаясь в организме живых существ, в том числе и людей, хлорорганические вещества могут приводить к различным болезням и смерти. 

Включения перечня в приказ не произошло, а значит, хлорорганика и дальше может бесконтрольно попадать в озеро, загрязняя его. Именно поэтому нам было важно проверить, сбрасываются ли эти вещества в Байкал прямо сейчас. Это вызвало наибольшие трудности, поскольку не у всех лабораторий есть достаточно чувствительное оборудование для измерения малых, но от этого не менее опасных, концентраций стойких органических загрязнителей (СОЗ), которые предложило ограничить СО РАН.

Первый раз мы отобрали пробы на хлорогранические соединения в июле, но результаты вызвали у нас сомнения — лаборатория, очевидно, не имела достаточно чувствительных приборов для проведении таких анализов. Вторая попытка состоялась в октябре. В этот раз мы убедились, что пробы будут анализироваться с необходимой точностью.

Почему мы отбирали пробы именно в поверхностных водах шламонакопителей?

Поскольку шламонакопители могут быть переполнены при массивных осадках, вода на поверхности — первая, которая перельется, попадёт в грунт, ручьи и реки, в затем — в Байкал. И именно эту воду, предполагается, откачивали этим летом. Знать её состав особенно важно. Сейчас можно сказать, что в поверхностной воде, которую откачивали с карт-шламонакопителей БЦБК, как и в сточных водах Байкальска, мы не обнаружили хлорорганических соединений в концентрациях, которые вызывали бы тревогу.

Три шламонакопителя недалеко от Байкальска

Почему мы не нашли, что искали?

Причин может быть несколько. Во-первых, из карты-шламонакопителя нами производился отбор поверхностной воды, поскольку, по нашим данным, именно так должна была производиться откачка. По официальным данным, это дождевая и талая вода, а значит она вполне может быть относительно чистой и, по крайней мере, не должна содержать хлорорганики. Именно поэтому в 2020 году, когда работы по откачке были начаты в первый раз, некоторые эксперты говорили, что перелив шламонакопителей в результате выпадения обычных осадков не грозит Байкалу загрязнением. Не происходит перемешивания в шламонакопителе поверхностных вод и донных осадков, которые могут быть загрязнены хлором. 

Во-вторых, пробы, которые мы брали из коммунальных очистных сооружений Байкальска, могли оказаться «чистыми», потому что на очистные поступала та же поверхностная вода, либо потому что откачиваемые воды, возможно, сливались в какое-то другое место. Куда, мы не знаем, учитывая, как непрозрачно идёт этот процесс. Сами же очистные Байкальска, хотя они не дотягивают до необходимого уровня очистки по нескольким показателям, не должны быть загрязнены хлорорганическими соединениями, ведь с момента остановки БЦБК прошло много лет.

Кроме того, это был единичный отбор проб, а не систематизированный, ведущийся в рамках длительного мониторинга, позволить себе который может только государство.

Зачем же тогда откачивать воду?

Учитывая выделяемые на это бюджеты, можно предположить разное. Однако специалисты, знакомые с проблемой шламонакопителей, считают, что откачка — не решение проблемы отходов БЦБК.

Пробы на хлорорганику чистые, можно ли этому радоваться?

К сожалению, пока нет. Во-первых, потому что пробы оказались сильно загрязнёнными другими веществами, опасными для Байкала. 

Во-вторых, со второй попытки требования приказа всё-таки были снижены в октябре 2022 года без добавления перечня хлорорганических соединений, предложенных СО РАН. 

В-третьих, откачка надшламовых, поверхностных вод — это первый и не самый главный этап ликвидации накопленного экологического ущерба Байкальского ЦБК. Впереди рекультивация самих шламонакопителей, когда откачивать — «отжимать» и очищать загрязнённую воду из лигнина предстоит на бóльших глубинах, где хранятся сами отходы хлорной отбелки целлюлозы. И вот тогда-то пресловутая хлорорганика может начать попадать сначала в пруды-отстойники, а потом и в Байкал. К этому нужно быть готовыми.

Что же дальше?

Гринпис направил полученные данные в государственные органы, в первую очередь, Минприроды и Росприроднадзор. Главные требования:

  • подготовить законодательную и инструментальную базу для контроля за концентрациями хлорсодержащих соединений в сточных водах Байкальска, а также воде, откачиваемой с карт-шламонакопителей, к тому времени, как начнётся рекультивация шламонакопителей;
  • проектировать работы по ликвидации накопленного экологического ущерба БЦБК с максимальным вовлечением научной общественности, в первую очередь, СО РАН;
  • провести все необходимые экспертизы будущего проекта, в том числе, обеспечить условия для проведения общественной экологической экспертизы проекта;
  • проводить работы в максимально прозрачной манере.

Гринпис продолжит свои исследования на Байкале, чтобы доносить до людей и власти достоверную информацию об источниках загрязнения Байкала и искать решения для байкальских экологических проблем. В будущем, мы продолжим анализировать сточные воды и отходы Байкальского ЦБК и следить за процессом ликвидации наследия комбината.

Ведь Байкал — это не просто вода!


Поддержите нас на комфортную сумму, и мы будем продолжать отстаивать ваши интересы и бороться с разрушительными желаниями бизнеса и власти.

Байкал юнеско

Интересные публикации

Северный олень
Вы когда-нибудь видели дикаря? Именно так в народе часто называют диких северных оленей. Этот вид…
Юлия Давыдова 16/12/2022
С объектами ЮНЕСКО всё в порядке?
6 и 7 декабря в Казани прошёл международный форум, приуроченный к 50-летию Конвенции ЮНЕСКО об…
Ирина Пантелеева Михаил Крейндлин 14/12/2022
Оно вам не болото!
Байкал — большое озеро с большим количеством проблем. Одна из них — это банальное загрязнение,…
Юлия Давыдова 07/12/2022
Кавказский заповедник могут разрушить с одобрения экологов
Недавно вице-премьер правительства России Дмитрий Чернышенко поручил нескольким ведомствам проработать вопрос, как связать курорты «Лагонаки»,…
Михаил Крейндлин 22/11/2022
Заповедные территории, которые помог сохранить Гринпис
За 30 лет работы в России нам удалось сохранить множество уголков нетронутой российской природы. Сегодня…
Мария Фаворская 18/11/2022

Previous Next

keyboard_arrow_up