menu Меню
Что такое экотревожность?
И как бороться с этим состоянием? Несколько историй и советы специалистов
Виолетта Рябко Ирина Скипор Подкаст
18/09/2020 22 минуты
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги

Куда смотрит Гринпис? · Что такое экотревожность?

Слушайте нас на Яндекс.МузыкeApple podastsGoogle podcastsSoundcloudВКонтакте и Castbox.


Американская ассоциация психологов ещё в 2017 году ввела термин «экотревожность» и описала его как хронический страх перед экологической катастрофой. Люди тревожатся из-за климатического кризиса, а ещё из-за того, что пришлось взять одноразовый стакан или пакет в магазине.

В этом подкасте мы послушаем истории про экотревожность, обсудим их с создательницей проекта No Plastic It’s Fantastic Олесей Беспёрствой и психологом Александрой Капустиной, запустившей группы поддержки для людей, которым не всё равно.

🎙

Виолетта Рябко: Привет! Я Виолетта. Это подкаст «Куда смотрит Гринпис?». Сегодня мы с вами поговорим про экотревожность. Американская ассоциация психологов, ещё в 2017 году ввела этот термин и описала его как хронический страх экологической катастрофы. Чаще всего у людей связаны эти переживания с климатическим кризисом, с изменением климата, который уже происходит. Экотревожность это не диагноз и не отдельное заболевание, скорее, повышенная тревожность, которая проявляется у человека ещё и в этой области. Мы сегодня попробуем разобраться, если ли такие люди в России и как им помочь себе, а нам им.

Специально для этого эфира люди из разных городов и даже стран записали нам свои истории. Сегодня мы послушаем отрывки некоторых из них и обсудим проблему с нашей гостьей, создательницей проекта No Plastic It’s Fantastic Олесей Беспёрстовой. Олеся, привет!

Олеся Беспёрстова: Привет!

В.Р.: Ещё несколько лет назад ты работала в ресторанном бизнесе и не задумывалась, может быть, об экологических проблемах, а сейчас ты занимаешься тем, что рассказываешь о том, как отказаться от одноразового пластика, организовала экошколу. Скажи, у тебя появилась экотревожность и как она проявляется?

Олеся Беспёрстова: Действительно, это всё так. Я работала достаточно долго, почти десять лет в ресторанном бизнесе на руководящих должностях и совершенно не думала об экологии, о zero waste вообще ничего не знала и жила, мне кажется, немного в другом мире, в мире иллюзий. И когда так получилось, что во время очередного отпуска я, ни о чём не подозревая, узнала воочию увидела, — что существует загрязнение пластиком. Это первое, что я узнала из экологических каких-то проблем. Я одномоментно очень сильно поняла, что жила всё это время в какой-то иллюзии, что пластик разлагается, что всё в мире естественным образом гармонично друг друга дополняет и не существует такого понятия как мусор, потому что всё может куда-то переработаться, разложиться и так далее.

И когда я об этом узнала, стала больше интересоваться в интернете, что на самом деле происходит с планетой на данный момент, меня, мне кажется, в очень короткий период буквально накрыло волной этой информации. Я судорожно стала пытаться найти пути решения и как-то поспособствовать какому-то движению в России и его развитию, и моя экотревожность, мне кажется, развивалась очень стремительно и меня, наверное, накрыло через полгода, потому что я такой человек активный, с активной жизненной позицией, и я настолько увлеклась понятием zero waste, осознанным потреблением, что решила сразу делать всё идеально. Потому что на тот момент перфекционизм во мне как-то преобладал, и я поняла, что я должна сейчас всё узнать, сразу применять в своей жизни и делать действительно ноль отходов, чтобы вообще ничего не выкидывать, чтобы всё было супер zero waste и идеально.

Но через шесть месяцев, когда стали проявляться действительно тревожные первые звоночки, я поняла, что так дело не пойдёт, что я готова просто в какой-то момент всё это бросить, и меня буквально трясло физически, когда я видела, что кто-то вокруг меня пользуется одноразовыми пластиковыми вещами (это были близкие и просто люди, прохожие, или в кофейне, когда стоишь в очереди и перед тобой постоянно берут одноразовую посуду). Но это было неосознанно, потому что информации сразу поступило очень много тогда, и я не дала себе шанса в этом разобраться, понять, как я действительно к этому отношусь, и это было очень ошибочно на тот взгляд.

А с выгоранием я уже сталкивалась до этого в профессиональной своей деятельности, в ресторанном бизнесе. Потому что тоже очень сильно любила свою работу и тоже в какой-то момент выгорела, потому что слишком сильно увлеклась этим и забывала про себя, про свою личную жизнь и отдых. Это было очень схоже с экотревожностью, потому что я точно так же в себя пыталась запихнуть огромное количество информации. У меня случился такой передоз.

В.Р: Ты уже упомянула про выгорание, про то, как ты столкнулась с ним, внедряя какие-то новые экопривычки. И у нас есть похожая история, сейчас предлагаю её послушать.

Кристина Роппельт: Меня зовут Кристина Роппельт. Я основатель и генеральный директор Агентства международного сотрудничества, эксперт по межкультурной коммуникации и спикер TEDx по теме экологичного образа жизни.

Как-то моя приятельница поделилась со мной мыслью, что все поколения можно условно разделить на три группы. Первая это те, кто считал пластик абсолютным благом, потому что он несёт стерильность, одноразовость, чистоту и безопасность. Вторые это те, кто свыкся с пластиком и считает, что это часть нашей рутины. И третьи это те, кто пластик ненавидит, потому что понимает, что он так или иначе вредит нашей окружающей среде. Я выросла где-то между первым и вторым поколением, и так вышло, что с возрастом, в связи с моими поездками за границу, моей продолжительной работой за рубежом и большому количеству контактов с людьми, которые крайне трепетно относились к раздельному сбору мусора, я стала обращать внимание на эту повестку и особенно после моего обучения в Лондоне по специальности глобальное управление и глобальная этика.

Мне стало всё ярче и ярче представляться, что происходит лично с моим мусором, и ото дня в день мой резервуар постепенно накапливался и моя толерантность к этому вопросу снижалась именно в отношении собственных действий. Я старалась никого никогда не укорять за их действия, но сама могла опоздать на встречу, если забыла многоразовую кружку для кофе, потому что понимала, что без кофе не смогу, а одноразовые стаканчики я брать не хотела. Или начала уже до такой степени заморачиваться, что в какой-то момент стала думать, как уменьшить количество перелётов на самолёте для того, чтобы уменьшить свой углеродный след, но при этом не навредить бизнесу. Я на полном серьёзе могла нервничать из-за того, что мне приходилось кипятить ещё одну порцию чая, потому что понимала, что это дополнительное электричество. Я сетовала на себя, потому что не успела чай попить вовремя. Или переживала о том, что слишком рано заменила батарейку в связи с тем, что переживала, что девайс невовремя сядет.

И в какой-то момент поняла, что я загоняю себя в натуральный невроз. Каждое свое действие я оценивала именно с экологической перспективы, но не только с неё, конечно, ещё и с массы других. Ещё и в постковидный период, когда очень не просто пришлось моему бизнесу, как и всем другим малым и средним предприятиям и когда все силы пришлось бросить на спасение самих себя утопающих, просто в какой-то момент пришло, к сожалению, то самое многим известное состояние выгорания.

В.Р.: Мы, когда готовились к этому подкасту, очень много говорили про такую тему, как шейминг. Ведь уже появились специальные термины, как шопинг-шейминг тех, кто покупает новые вещи, пластик-шейминг для людей, которые не отказываются от соломинок в напитках и на это им указывают друзья. Флайт-шейминг это о том, что уже мы в шаге от катастрофы, а снова летим в командировку. Но нам показалось, что самая сложная тема и мы придумали ей термин это самошейминг, когда человек узнаёт что-то и уже начинает стыдить самого себя вплоть до выгорания. Как тебе кажется, у многих экоактивистов так происходит? Потому что вот ты поделилась своим опытом, такой же опыт у Кристины. Это скорее становится закономерностью?

О.Б.: Я поняла, что самошейминг это действительно большая проблема для любого человека и для меня в том числе. Это, наверное, вынужденная, к сожалению, стадия. Через неё прошли, мне кажется, все экоактивисты, экоблогеры и те, кто сталкивался с тем, что пытаются в свою жизнь внедрить очень много всего и делать свой образ жизни экологичнее. Они начинают невольно идти через негатив. То есть я постоянно себя ловила на том, что я, например, поехала, на такси, а могла бы добраться на метро и потратить на 15 минут больше. Или я, допустим, не сделала список продуктов и пошла в магазин. Я выбрала, допустим, какой-то не суперэкологичный брэнд.  Я себя ругала и ловила себя на этом, что я себя отчитываю. Это могло идти просто фоном в моей голове это осуждение внутреннее. И к вечеру, после целого дня я начинаю просто «перематывать»: а могла бы, а могла бы, а могла бы… И это действительно повсеместно встречается у экоактивистов.

Я думаю, что со временем это самостоятельно немного ослабевает, потому что ты начинаешь понимать, что есть какая-то градация действий. То есть авиаперелёт масштабнее, чем что-то единичное, маленькое. И ты начинаешь себя за более глобальные вещи больше корить. Однажды себя, например, поймала, что я стою в супермаркете, я тогда была где-то год на веганстве, потому что поняла, что это и для экологии хорошо, и для меня, и вообще мне понравилось. И вот я, веган, я стою в супермаркете, у меня принципы zero waste, ноль отходов, плюс я стараюсь вести здоровый образ жизни, то есть не питаться фастфудом, и я понимаю, что мне нечего купить в этом супермаркете, я хочу есть, дома нет продуктов, и я просто разворачиваюсь, иду, плачу и понимаю, что это полный бред. И в тоже время я понимаю, что это нездоровая ситуация, что я сама всё это устроила и сделала себе ужасно плохо этим.

Переезд мне помог это переосознать, то есть я переехала из Санкт-Петербурга в Москву. У меня полностью сменилось абсолютно всё: окружение, обстановка. В Петербурге я знала, где какие лавочки, где что купить на развес, в свою упаковку, каким маршрутом добраться и так далее. После переезда в Москву это всё разрушилось, и плюс новые люди, с которыми я живу, и получается, что это новая коммуникация и новое окружение, которое может быть далеко от взглядов моих. Всё это вместе было просто как огромный новый пласт всего того, что мне, казалось, не подходит. И было действительно сложно со всем этим справляться.

И я помню, что три месяца я пожила в таком шейминге, а потом я поняла: у меня так сильно всё поменялось, что нужно себя… просто мне захотелось в какой-то момент себя пожалеть. На самом-то деле в этот момент я делала так много. Мы с девчонками организовали экошколу, мы очень много обучали параллельно, магазин — много всего происходило параллельно, и я этому не придавала никакой ценности.

В.Р.: Да, это очень круто! И мне отзывается очень многое в твоих словах. Я даже подумала, что в чём-то это можно сравнить в синдромом самозванца, когда очень профессиональные люди недооценивают свои результаты и даже не могут о них рассказать: им кажется, что они ничего не делают, и они, скорее, фокусируются на том, что не получилось и не получится, чем на том, что они сделали уже хорошо. Я предлагаю сейчас послушать ещё одну историю — Ильи. Илья совсем недавно стал сотрудничать с Greenpeace. Видимо, это тоже стало таким итогом экотревожности. Но он решил всё-таки бороться с это экотревожностью.

Илья: Всем привет! Меня зовут Илья. Мне 31 год. Хочу признаться в том, что я действительно тревожусь о климатическом кризисе. Мне вообще свойственно тревожиться периодически. И такая тема, как изменение климата, конечно же рождает бурю чувств. Правда, год назад, когда я только начал погружаться в эту тему волею судеб, тревожился я, соответственно, много больше, чем сейчас.

B.P.: Я вообще когда-то начинала работать с психологом. Мой первоначальный запрос не был связал с экотревожностью, а, скорее, вообще с какой-то тревожностью моей. И когда она меня спросила, какой результат я вообще жду от нашей психотерапии, я сказала: чтобы никогда не чувствовать тревогу. Я хочу, чтобы просто это чувство полностью исчезло из моей жизни. На что она мне ответила, что тогда я умру, потому что тревога это эволюционный механизм, который человеку позволяет увидеть опасность и начать действовать и что-то предпринимать, что это вообще обусловлено определённой историей нашего развития и, скорее, можно работать над снижением уровня тревожности.

О.Б.: Да, изменения грядут, и у нас есть действительно шанс у нашего поколения, у будущих поколений — подготовиться и смягчить этот удар настолько, насколько мы можем сейчас повлиять на всё это.

B.P.: Мы в самом начале говорили про друзей, про родственников, про людей, с которыми приходится взаимодействовать, в том числе рассказывать про какие-то свои экопривычки. У меня в прошлом году была свадьба, и накануне церемонии в ЗАГСе мы обзвонили всех гостей и просто уговаривали их приходить без цветов, и если уж им очень сильно хочется, то хотя бы не запаковывать их в пластик. Конечно, это не помогло. И в итоге я ещё в такой важный для меня день пыталась отследить, чтобы хотя бы это не попало на фотографии, чтобы я до конца своей жизни не смотрела на эти фотографии с пластиком. И вот, наша следующая героиня, она рассказывает о том, как действия других людей тоже могут вызвать тревожность или даже другие эмоции.

Аноним: Привет! Я — аноним, мне 37 лет. Я занимаюсь экологическим просвещением и встречаюсь с информацией по проблемам окружающей среды, климатом каждый день. Последние пару лет, наверное, я замечаю депрессивные состояния, в которые я погружаюсь на фоне информации, с которой знакомлюсь по работе. Я люблю свою работу, и мне важно и нужно понимать, что происходит вокруг меня, и знать, что я могу это изменить.

Как проявляется моя тревожность? Я грущу. Я грущу и иногда понимаю, что любая деятельность какая-то пустая и конечная, потому что мы на грани общемирового коллапса. И возникает тревожное состояние на тему того, что всё может измениться в один момент, и с этим сложно бывает быть.

Я сейчас вспомнила ещё один момент, такой для меня сложный: это гнев, с которым я сталкиваюсь, к сожалению, довольно регулярно. Пока была изоляция, я жила с моими старшими родственниками. У одного из них Альцгеймер, и с человеком невозможно договориться, он живёт по своим правилам. И я встречаюсь со своим гневом в тот момент, когда он оставляет воду включённой. Она льётся, и льётся, и льётся, я это слышу, а человек моет посуду, параллельно ещё может убираться. И вот этот звук льющейся воды в какой-то момент триггерит меня на вспышку гнева. Я стараюсь не выплёскивать на человека. Я понимаю, что это не имеет смысла и человек не понимает, почему нужно беречь воду, но когда я слышу как эта вода утекает, у меня ощущение, что какая-то жизнь вытекает, что что-то глобальное происходит вместе с этой утечкой, хотя это всего-навсего один кран из миллиардов на планете, которые точно также сливают эту воду. И вот да, не только грусть, пожалуй ещё вот такое отчаяние и гнев.

B.P.: Олеся, скажи, у тебя что-то такое было? Ты с таким сталкивалась: с агрессией, подавленностью?

О.Б.: О, да! Бывало. Я заметила, кстати, что это происходило, конечно же, неоднократно, со мной в том числе. Я не святой человек и далеко не самый позитивный человек, и внутренний гнев и неудовлетворённость тем, что меня окружает, я заметила, она сама идёт мне во вред. Я думаю, что тут стоит только со временем учиться своё внимание уводить. Я просто стала обращать внимание, что вот я вижу это, но конфликт с человеком сделает ещё хуже. Что-то доказывать очень сложно, особенно тем людям, которым сложно что-то доказать в принципе. Иной раз лучше сохранить отношения и не спорить.

Идеально помогает спорт. Как бы банально это ни звучало, но когда мы начинаем получать свой гнев, который у нас накапливается, его действительно очень легко выпустить через физические действия. Потому что, если мы не можем физически остановить этот кран с водой, выключить его, лучше пойти и пробежаться, прокатиться на велосипеде, покачать пресс, поотжиматься, сделать йогу и просто глубоко подышать, сделать вдох-выдох. Таким образом мы сможем завершить цикл стресса и себя как бы попытаться отпустить, вылить этот гнев во что-то, в какое-то действие.

И помнить стоит всегда о коммуникации с близкими, потому что иной раз очень сложно, например, с родными и близкими поддерживать позитивные какие-то отношения, не говоря уже о том, как легко их разрушить. И вот лучше лишний раз задуматься о том, что вам дорог этот человек, или это же тоже рядом с вами человек, просто он не знает чего-то, что знаете вы, и стараться относиться к окружающим вас людям и миру с сопереживанием и терпением. И понимать, что и вы когда-то тоже это всё не знали и вы когда-то тоже так же что-то делали абсолютно неосознанно. И понимать, что перед вами человек, рядом с вами тот, кто, возможно, на другом немножечко сейчас пути, и его тоже стоит уважать.

B.P.: Мне кажется, что самое важное, что там стоит обсудить в этом выпуске, — это как раз то, как жить с экотревожностью и с нею справляться. Давайте сначала послушаем, как наши герои справляются, и потом это обсудим.

Илья: Я просто сделал климатический кризис частью своего мира. Можно сказать я его принял и начал работать конкретно в направлении решения этой проблемы на своём уровне. Как это проявляется: я периодически и регулярно пишу в соцсети для своих подписчиков о климатическом кризисе, я сделал эту тему частью своего творчества и таким образом перестал рефлексировать и начал действовать.

Аноним: Я занимаюсь партизанским озеленением. Мне сложно видеть лысые газоны, мне трудно дышать в городе. Я поборола своё стеснение, свой почему-то стыд и начала ухаживать за придомовой территорией. Я часто встречаю скепсис со стороны жителей дома, в котором я живу. Периодически дворники и службы «Жилищника» скашивают какие-то мои растения. Этой зимой я видела, как мальчишки-школьники ломали кусты, которые я сажала, но я продолжаю это делать и считаю, что это важно и нужно, и та зелень, которая сейчас летом буйной массой разрастается в тех местах, где я её посадила, это тоже для меня большая поддержка.

Я понимаю, что это микроскопический вклад на фоне города, но я рассказываю о своей деятельности в своих социальных сетях и я привлекаю людей. А излишки растений, которые есть на даче у родителей, я привожу их и публикую объявления о бесплатной раздаче. В районной группе у меня всегда забирают все растения, и это тоже меня очень поддерживает. Я вижу, что люди неравнодушны, что они готовы и хотят ухаживать за тем, что находится рядом с ними. И в моменты вот этих знакомств я стараюсь их ещё просвещать по раздельному сбору, по возможностям раздельного сбора в нашем районе, и я надеюсь, что это приносит свои плоды.

Я иногда вспоминаю песню, я не помню чья она. Что-то такое про шелкопряда, который сплетает одну тонкую нить за свою жизнь и в этом какой-то его смысл что ли. Я очень держусь за эту метафору, потому что я знаю, что я не всесильная, но то, что я делаю, приносит свои плоды. И за это я держусь.

Кристина Роппельт: В этот момент, благодаря помощи психолога, я просто училась отпускать все проявления своей слишком, наверное, высокой озабоченности в отношении окружающих людей, окружающего мира и только в последнюю очередь в отношении себя. И только благодаря вот этому достаточно серьёзному и сложному состоянию и благодаря серьёзной проработке мне удалось так или иначе выдохнуть, когда я брала чайный пакетик вместо заварочного чайника, или когда я все-таки разрешила себе, чтобы не умереть от жажды и запить таблетку от головной боли, купить себе бутылку пластиковую бутылку — с водой вместо того, чтобы долго, часами искать стеклянную.

Надеюсь, что когда-нибудь в ближайшем будущем все-таки смогу найти баланс между более или менее адекватным экологичным поведением, но в то же самое время небезразличным отношением к окружающей среде.

B.P.: В США и Европе сейчас набирают популярность группы психологической поддержки людей, у которых экологическая или климатическая тревожность. На этих группах люди обсуждают причины тревожности, делятся друг с другом переживаниями, а психолог помогает найти выход из этого состояния. В конце августа такие группы по экотревожности запустили даже в России. Пока в онлайн-формате. Мы поговорили с психологом и коучем Александрой Капустиной, которая разработала программу для таких групп.

Александра Капустина: Экотревожный это же не просто человек, который вдруг начал про что-то тревожиться. Это человек, у которого хватило смелости, ума, сил посмотреть на то, что происходит, и сказать себе: «Я попытаюсь изменить хоть что-нибудь!» Но поддержки со стороны близких, окружающих очень мало. И, конечно, очень важно, чтобы мы поддерживали друг друга в этой истории, и группа существует именно для этого.

Экоактивисты часто сталкиваются с реакцией социума на их попытки поговорить об экологических проблемах, поскольку всё-таки все догадываются, что всё не очень хорошо и что с экологической ситуацией в разных областях и мусор, и климат, вода, всё на свете всё не очень хорошо, что это отражается на их здоровье. Я уже не говорю про размышления о будущем. Дальше работает такой психологический защитный механизм: люди предпочитают делать вид, что ничего серьёзного не происходит. А когда появляется экоактивист или человек, который говорит, давайте попробуем что-то сделать, он давит на больную мозоль. И он получает дальше такой отклик, что ты вообще тут разговариваешь непонятно о чём и пытаешься вообще мир переделать, и не надо. Но это реакция не на самого активиста, это реакция на тему. Она болезненная, она страшная. И поэтому тем, кто пытается с людьми об этом как-то разговаривать и куда-то двигаться, становится очень тяжело. Потому что мы все хотим какого-то адекватного отклика, а получаем очень большую дозу отрицания, непонимания, пренебрежения, неуважения.

Люди выгорают на глазах. Многие люди приходят к специалистам. И слава тебе господи, правильно, что они это делают, но далеко не все. И есть эффект группы, где человек перестаёт себя чувствовать одиноким, где он видит, что такие же проблемы есть у всех остальных и где есть возможность поделиться своим опытом: что я чувствую и как я с этим справляюсь.

В.Р.: Александра, вы могли бы дать несколько советов нашим слушателям, кто уже у себя замечает эту тревожность и хочет попытаться с ней справиться?

А.К.: Ну, во-первых, самому очень серьёзно относиться к тому, что происходит, и учиться чётко определять свои состояния, развивать то, что называется эмоциональным интеллектом, эмоциональной осознанностью, чётко понимать, чтó я чувствую, где я это взял. Это первый, такой очень общий совет.

Вторая рекомендация очень простая. Если уровень тревоги сильно, ну прямо на глазах, возрастает, если вы теряете работоспособность, начинаете плохо соображать, первое сосредоточьтесь на своём дыхании. Просто начните дышать чуть медленнее в режиме вдох и в два раза длиннее выдох, и важно, чтобы ваши ноги касались пола. То есть желательно стоять на полу, можно даже разуться. Потому что существует сложный психофизиологический механизм: когда мы сильно тревожимся, мы как бы вылетаем из своего тела, и от этого уровень тревоги нарастает. Это называется словом «заземлиться».

И третья важная история ни в коем случае не игнорировать тревогу. Если вы чувствуете страх, это неприятно, и тем не менее это необходимо сделать: нужно взять лист бумаги и, соединяясь с этим чувством, выписать ответ на вопрос «чего я сейчас так боюсь?». Чего я боюсь сейчас, чего я боюсь вообще. Это называется «поток сознания». И после этого очень важно уже рационально посмотреть на свои страхи. Эти страхи делятся на две категории: то, на что я могу повлиять, то есть я смотрю, что я могу сделать, чтобы это событие не наступило, или как-то повлиять на самого себя и окружающих. Но есть огромное количество каких-то страхов и явлений, на которые я не могу повлиять, и здесь важно себе признаться, что да, на это я повлиять не могу. Дальше мы принимаем решение: там, где я не могу повлиять, с этим я ничего не делаю, не трачу на это энергию. Я сосредоточиваюсь на том, чтó я могу сделать. В любой деятельности есть то, что от нас не зависит и поэтому наилучший вариант это честно сказать себе, что да, я сделал всё, что от меня зависит.

Есть ещё один вариант: мы смотрим, что я буду делать, если всё-таки это случится. Ну, условно, что я буду делать, если мусоросжигающие заводы всё же будут построены в нашей стране и никакого другого способа обращения с мусором не будет. И какие у меня есть варианты. Так называемый план Б.

В.Р.: Спасибо всем нашим сегодняшним героиням и героям за их откровенные и искренние истории, за их советы. Я надеюсь, что этот выпуск помог вам узнать, есть ли у вас экотревожность, и если действительно есть, то понять, как лучше с ней справляться. Напоминаю, что с вами была Виолетта и подкаст «Куда смотрит Гринпис?» Обязательно ставьте нам лайки, пишите комментарии. Мы очень этого ждём. И до новых встреч!


Слушайте нас на Яндекс.МузыкeApple podastsGoogle podcastsSoundcloud и Castbox.

климат ноль отходов подкаст раздельный сбор экопривычки

Интересные публикации

Что не так с постановлением Правительства о единых требованиях к объектам по обращению с твёрдыми коммунальными отходами
12 октября правительство утвердило единые требования к объектам обработки, утилизации, обезвреживания, размещения твёрдых коммунальных отходов.…
Анна Крюкова 29/10/2020
Ускользающая мерзлота
Куда смотрит Гринпис? · Ускользающая мерзлота. Колыма глазами документалиста Слушайте нас на Яндекс.Музыкe, Apple podcasts, Google podcasts, Soundcloud, ВКонтакте и Castbox. Мерзлота.…
Олеся Викулова Василиса Ягодина 28/10/2020
Это не критические дни
Эксперты Zero Waste Europe подсчитали, что менструирующая женщина использует до 32 прокладок или тампонов за…
Юлия Давыдова 27/10/2020
Запретить, нельзя переработать
Каждый житель России выбрасывает в среднем 400 кг мусора в год. За 20 лет этот…
Антонина Евтешина 20/10/2020
Как меняется климат в Русской Арктике: фильм Александра Фёдорова
20 октября на канале Bad Planet вышел документальный фильм о влиянии изменения климата на жизнь…
Олеся Викулова 20/10/2020

Назад Дальше

keyboard_arrow_up