menu Меню
Кому мешают магазины zero waste?
Как работают магазины без упаковки и убьют ли их изменения в санитарных правилах
Виолетта Рябко Ирина Скипор Подкаст
04/10/2020 20 минут
Узнай, чем занимается Гринпис Узнай Твоя помощь поддержит нашу работу Помоги Помоги
Куда смотрит Гринпис? · Кому мешают магазины zero waste?

Слушайте нас на Яндекс.МузыкeApple podastsGoogle podcastsSoundcloudВКонтакте и Castbox.


Во многих городах России сейчас работают zero waste шопы. В них можно купить практически всё — от гречки до шампуня — без упаковки: насыпать, налить или положить покупку в свой контейнер, баночку или экомешочек и обойтись без одноразового пластика. Идея в России прижилась, однако власти не всегда поддерживают людей, которые сами борются с мусорным загрязнением.

Вы можете подписать петицию в защиту магазинов без упаковки и прочитать нашу статью о первом в России zero waste шопе 

🎙

Запись в магазине zero waste

Ирина Скипор: Привет! Я пришла в магазин без упаковки в Петербурге. Он находится прямо в центре города, на Достоевской, в таком типично петербургском дворе. И сейчас посмотрим, как там всё устроено. (Звуки входной двери.) Здравствуйте, меня зовут Ирина, я работаю в Гринпис.

Анна: Здравствуйте! Меня зовут Анна, я работаю в магазине без упаковки FreeDom на Загородном, 4.

ИС: Так. Попробуем купить без упаковки.

А: А у вас есть ещё что-нибудь?

ИС: Я с собой принесла контейнер и я вот такую стеклянную банку. Давайте попробуем. Мне приглянулись печенюхи и, я думаю, что бы я ещё хотела взять… Надо взять какую-нибудь крупу, мне кажется, обязательно.

А: Вот санитайзер у нас. (Протирают руки.) Кстати, тоже можно приобрести на разлив.

ИС: Как этот процесс устроен? Берём баночку мою, идём.

А: Сначала мы тарируем весы. Ставим на весы. Обнуляем. (Писк весов.)

ИС: Давайте кинОа. Правильно?

А: Я бы сказала кИноа.

ИС: Хорошо.

А: (Насыпает киноа.) Скажите, когда будет достаточно. Большой плюс таких магазинов, в том, что можно купить точное количество, которое необходимо. А не покупать килограмм чего-то, если вам надо всего сто граммов.

ИС: Я думаю, что хватит. Достаточно.

А: 128 граммов.

ИС: Отлично! И вот печеньки мне очень приглянулись. (Писк весов.) Давайте я воспользуюсь преимуществом магазина без упаковки. Мне вот давайте… Штучек шесть, наверно, влезет в мой контейнер. (Анна кладёт в контейнер печенье.) Кунжутное, красивое.

А: Вкусные и полезные!

ИС: Да. В магазинах я такого не находила.

А: 86 граммов. (Закрывает контейнер.)

ИС: Всё! Отлично! Покупки совершены.

А: (На заднем плане.) Не совсем ещё совершены…

ИС: Конечно, мне надо заплатить деньги. (Смеются.)

ЗАСТАВКА

Виолетта Рябко: Привет! Меня зовут Виолетта, и с вами подкаст «Куда смотрит Гринпис?». Сейчас мы слышали, как моя коллега Ира пыталась купить продукты в магазине без упаковки. Такие магазины впервые появились в Европе, и несколько лет назад идея пришла и в Россию. Первый магазин появился, как ни странно не в Москве и не в Петербурге, а в Бийске. Когда мы об этом узнали, даже ездили туда и делали репортаж. Но сейчас таких магазинов в России уже десятки. Они появились в самых разных городах и пользуются популярностью. Люди приходят и закупают необходимое им количество продуктов без упаковки в свои контейнеры, в свои экомешочки. Сегодня мы хотим поговорить об этих магазинах, и поводом послужило то, что наше любимое ведомство, Роспотребнадзор, решило изменить санитарные правила и запретить магазинам продавать продукты в контейнеры или экомешочки покупателей. Сегодня мы это обсудим с Ларисой Петраковой, владелицей первого zero waste шопа в Москве.

Лариса Петракова: Привет!

ВР: И Кристиной Шелемехой, создательницей экомаркета «Пакета нет» в Тюмени.

Кристина Шелемеха: Всем привет!

ВР: Расскажите, что вообще продаётся в ваших магазинах, что могут люди купить в свои контейнеры и что они больше всего любят покупать?

КШ: Кто первый начнёт?

ЛП: Давай, Кристина, начинай.

КШ: «Пакета нет» развивается по смешанной модели, в отличие от других магазинов без упаковки. Мы поняли, что чистые zero waste, чистый отказ без упаковки не работает. Поэтому у нас продаются и упакованные товары в том числе. Мы разрешаем паковаться товарам, которые заменяют продукты животного происхождения. Поэтому у нас можно купить тофу, колбасу, сливочное масло, растительное (естественно) мороженое, потому что в Тюмень без упаковки их не привезти. Но при этом отказ от животных продуктов имеет большой экологический профит. Поэтому мы сделали такую издержку, а остальное можно покупать без упаковки. Что это? Это специи, чаи, крупы, орехи, это заморозка, в частности, наш хит – это пельмени, косметика без упаковки (шампуни, бальзамы) и, конечно, бытовая химия: средства для стирки, средства для мытья посуды, в общем всё, что нужно для этих целей.

ЛП: Я соглашусь, у нас примерно всё тоже самое. Единственное, мы всё продаём без упаковки. Если у нас есть что-то в упаковке, то это, как правило, оборотная тара, то есть, например, стеклянные баночки от хумуса, или от каких-то таких товаров, которые фасуются на производстве, и после использования тару можно вернуть обратно производителю на повторное использование. Такой же примерно набор у нас: и тофу есть, и макароны, крупы, мука, орехи, косметика, то есть обычные товары, всё что нужно для каждодневной жизни.

ВР: А расскажите, насколько сложно вообще закупить изначально товары без упаковки в России. Как вы находите поставщиков и как они вообще относятся к этой идее?

КШ: У нас около семидесяти контрагентов, поэтому в плане поставок отношения складываются по-разному. Есть бизнесы, которые уже прогреты, в том числе и запросом других магазинов без упаковки, и они охотно отгружают продукцию, а некоторые не отгружают до сих пор. У меня есть любимый производитель хороших вафель и печений и у меня традиция: примерно раз в полгода я им пишу и спрашиваю: «Ну как, ну может быть вы созрели отгружать?» И они каждый раз мне отказывают. Надеюсь, что это изменится. А есть хороший пример. Однажды мы написали на питерское производство веганских пельменей и спросили: «А можно тоже самое, но без упаковки?» Ребята сказали: «Да без проблем! Пельмени у нас всё равно без упаковки в коробках по 10 кг хранятся». И единственная была проблема, что это крупная партия: 50 кг пельменей для обычного человека звучит очень страшновато, хотя на самом деле это примерно неделя продуктивной работы с такой продукцией. Поэтому мы сейчас приноровились и возим. Бывают сложные моменты в плане требований к продукту, в частности, с производителем безглютеновых макарон. Мы вели переговоры месяца три. Сначала не сходились в объёмах, потому не сходились в требованиях, потому что ребята требовали, чтобы мы их продавали чуть ли не в отдельном зале. В итоге мы договорились, что не будем просто позиционировать эту продукцию как макароны, подходящие людям больных целиакией, а что всё-таки они продаются в одном зале с пшеничной мукой и глютеновыми макаронами. И всё прекрасно: несмотря на то, что продукция без упаковки такая не подходит людям больным целиакией, она нашла своих почитателей среди других клиентов.

ЛП: У нас тоже очень много поставщиков, и действительно это достаточно сложно, когда нет какого-то объединённого поставщика, где ты можешь всё сразу закупить и тебе приходится достаточно большую работу проделать не только по поиску и договорённости, но и просто по закупкам. Так что это очень большая часть работы таких магазинов. И да, действительно, так как мы пока все маленькие магазины, у нас нет каких-то больших объёмов, чтобы получать большие скидки, или чтобы с нами очень сильно хотели работать какие-то большие поставщики. Но сейчас уже намного лучше стало, чем пару лет назад. Сейчас уже поставщики хотя бы примерно понимают, что это такое, зачем это нужно, и многие даже стремятся именно с такими магазинами работать.

ВР: Когда я узнала про инициативу Роспотребнадзора, у меня были смешанные чувства. Это и возмущение и даже какой-то истерический смех, потому что я много чего знаю об этой теме и знаю что все страны. от Индии, стран в Африке до Европы, борются с пластиком, запрещая пакеты, одноразовые контейнеры для еды, другие виды пластика, принимают разные законы, программы. А Россия, которая, будем честны, уже погрязла в мусоре, единственная в мире решает упаковывать всё, буквально каждый банан в пакет. Расскажите, как вы вообще узнали про эту идею и что подумали, почувствовали.

КШ: Если говорить об эмоциональной составляющей, то это просто усталость, потому что только-только мы пережили коронавирусную волну, выручка упала практически на 70%, бизнес начал вставать на ноги и тут — новая угроза, с которой непонятно что делать. Поэтому, вот, усталость.

ЛП: У меня такие же эмоции. Просто усталость от этого всего. Коронавирус, конечно, сильно на нас подействовал, а вот это просто добивает, эта инициатива, потому что только-только начало развиваться движение и покупатели и вообще в целом люди начали думать о том, что можно сокращать отходы, можно предотвращать это до того, как они появились. И тут вот так вот всё обрезается. Больше всего расстраивает то, что если действительно будет принят вот этот СанПиН, то многие люди возможно будут думать, что это, значит, так правильно было сделать, значит они там лучше знают. Но по факту это просто какая-то поддержка мусоросжигания, как мне кажется.

ВР: Я хочу рассказать нашим слушателям, что вообще против этой инициативы выступило более семи тысяч человек, которые поставили дизлайки этому проекту на портале госуслуг. Может быть, даже те, кто нас сейчас слушает тоже в этом участвовали. И Роспотребнадзор ответил на их замечания. Я хочу это даже процитировать, потому что там прекрасно абсолютно каждое слово и как это написано. К сожалению, вы не можете этого увидеть, но там есть такие… Прекрасно, например, написано слово «в последствие»: раздельно и с буквой «е» на конце, что вызывает тревогу за наше ведомство. И содержание тоже феерично. Итак.

Цитата: «Данное предложение об отпуске продавцом развесной товар (колбасу, молочку и так далее) в чистую тару потребителя, подразумевая покупателя, не может быть учтено, так как это будет противоречить принципам профилактики распространения инфекционных заболеваний. Например, пришёл покупатель, больной туберкулёзом, или другим каким-либо заболеванием и продавец взял в руки его тару, что может послужить, с большой долей вероятности, загрязнение его рук туберкулёзной или дизентерийной палочки. А после этого больного, продавец с загрязнёнными руками, даже если они в перчатках, берёт тару у другого покупателя, например, у автора данного предложения. Из этого следует, что покупатель принесёт домой заразу, а в последствие, если наступит заболевание, будет винить продавца, или производителя продукции, что его заразили. Пандемия коронавирусом в 2020 году доказала, что распространяться инфекция может и контактным путём».

ВР: Здесь хочется напомнить о том, что в начале лета более ста тысяч врачей из 18 разных стран подписали заявление, в котором они говорили, что использовать многоразовые предметы во время пандемии безопасно, потому что на самом деле одноразовый предмет, это не то же самое, что стерильный предмет. Через одноразовый пластик (пакеты, упаковка) точно так же может распространяться инфекция, как через любые другие предметы. И самое важное, как можно с этим бороться, — это дезинфекция и рук, и посуды, и многоразовой тары. Насколько я знаю, ваши магазины продолжали работать и во время пандемии весной, когда всё началось. Расскажите, пришлось ли что-то поменять и как вообще всё это было устроено.

КШ: Работу в период Короновируса и коронакризиса действительно пришлось перестроить. На несколько дней — два или три дня — мы магазин даже закрывали. Я просто в эти дни думала, как действовать, потому что ежедневно выходили новые и новые рекомендации для бизнеса. Наконец появились внятные рекомендации от Роспотребнадзора. Как выяснилось, развесные товары должен накладывать продавец, что мы конечно же сразу же и сделали. Были даны рекомендации по расстоянию. У нас магазин небольшой, поэтому делать разметку 1,5 м мы не стали и просто пускали людей в масках и по одному. Мы находимся в торговой галерее, потому посетителям не приходилось ждать на улице. У нас здесь есть холл с диванчиком, где можно посидеть и скоротать время. Единственное, что мы не использовали – это перчатки. Вообще, по рекомендациям Роспотребнадзора клиентов должны были обслуживать два человека. Один работает с деньгами и с кассой, второй работает с насыпкой продуктов, а в условиях нашего бизнеса увеличивать штат было просто нереально. При том, что покупательская способность падала и количество людей снижалось. Поэтому продавец был один, но каждый раз, когда мы переключались между наполнением контейнеров покупателей и кассой, мы, соответственно, обрабатывали руки антисептиком и таким образом работали. 

Идея перчаток, признаюсь честно, смущает меня вообще, потому что в том же автобусе, я наблюдала кондукторов в одноразовых перчатках, и порой было просто страшно было брать билет, потому что я видела, насколько перчатки грязные, и было непонятно, через сколько рук прошли эти перчатки. В этом плане, мне кажется, сами руки обработать гораздо проще. Для покупателей, соответственно, мы тоже предлагали антисептик, а для тех, кто не любит антисептик, у нас прямо в зале находится раковина, можно было помыть ручки с мылом. Сейчас уже примерно полгода мы не разрешаем людям самостоятельно накладывать из контейнеров продукты и они, признаться, очень соскучились, и многие покупатели говорят: «Ну почему? Мне так хочется всё сделать самостоятельно? Смотрите, я и в маске, и руки обработал! Можно? Ну, пожалуйста!» И мы, признаться, скучаем тоже, потому что нельзя научить рациональному обращению с продуктами без контакта с ними. Причём особенно это важно для подрастающего поколения. Многие покупатели приходят к нам с детьми, и я была бы рада, если бы дети, после обработки ручек могли бы тоже ложечкой что-нибудь положить. В противном случае мы просто не научим их по-другому обращаться с продуктами и покупать их экологично и без упаковки.

ВР: На самом деле возникает вопрос: почему тогда не запрещают наличные деньги, если так боятся какой-то передачи? Это как раз то, чем пользуются во всех магазинах. Я вот знаю, что в магазине Ларисы была организована доставка в том числе. Было бы тоже интересно услышать, как она происходила.

ЛП: Да, во время самоизоляции мы вообще решили закрыть магазин и перешли полностью на доставку. Доставку организовали в пластиковых, но многоразовых контейнерах. Мы их собирали у покупателей обратно, мыли, обрабатывали и дальше использовали. И так работали два месяца примерно, даже, может быть, больше. И до сих пор у нас есть эта доставка. Так что, в принципе, это тоже вариант, но, конечно, хочется, чтобы был магазин, куда можно прийти, посмотреть всё, выбрать самому. Потому что это один из плюсов таких магазинов — когда ты можешь увидеть товар полностью, потому что он в прозрачных контейнерах, ты всё видишь, насколько, например, гречка чистая, или в ней что-то попадается. Это всё сразу заметно.

КШ: Я дополню слова Ларисы по поводу доставки. У нас ведь тоже и до короны и во время коронакризиса работала доставка, причём во время короны она выросла на 50-70% примерно. У доставки в оборотной таре большие перспективы, и я искренне надеюсь, что эта отрасль будет развиваться. Отдельное спасибо хочу сказать Ларисе за её идею с прямоугольными сумками для доставки. Это действительно очень удобно. Мы просто счастливы, что в России есть другие магазины без упаковки. У коллег можно черпать такие функциональные идеи. Вообще рынок доставки продуктов питания на дом растёт, поэтому у доставки в оборотной таре в том числе, повторюсь, большие перспективы. И не хотелось бы, чтобы СанПиН со своим проектом зарубил эту идею на корню, потому что сама возможность получать на дом продукты без лишнего мусора, она креативная, яркая и должна развиваться.

ВР: А если всё-таки санитарные правила изменятся, если у вас какой-то план как можно выйти из этой ситуации и сохранить хотя бы часть того, чем вы занимаетесь? Что вообще придётся делать?

ЛП: У меня три варианта пока в голове есть. Не знаю, насколько они правильные, но это то, о чём я думаю. Про оборотную тару нигде ничего пока особо не сказано и в новом СанПиНе, она не упоминается. То есть, насколько я понимаю, её использовать можно будет. Возможно, мы добавим в магазин какую-то тару оборотную, которую можно будет у нас брать, но это всё увеличит стоимость покупки для покупателя, так как за тару придётся платить какую-то аренду, тару нужно будет мыть и это будут наши затраты. Второй вариант — организовать какое-то производство, которое будет делать фасовку в оборотную тару тех продуктов, которые нам нужны. И третий вариант — просто отказаться от тех продуктов, которые нельзя будет продавать. Останутся какие-то шампуни твёрдые, что-то в стеклянных баночках и так далее. Но пока я эти варианты рассматриваю.

КШ: В СанПиНе есть два тонких момента. Во-первых, там могут убрать понятие «тара покупателя», а есть ещё вариант похуже, когда запретят перефасовку. То есть в каком виде ты товар об производителя получил, в таком и должен продавать, и не будет возможности заказать товар мешком в 25 кг и потом разложить на какие-то понятные объёмы. Поэтому прорабатываю план А и план Б. Ну и план А, разумеется, предполагает мешочки-бумеранги и оборотную тару. Здесь только есть проблема с залогом. Если на каждую позицию дополнительно обсчитывать контейнер, будет получаться приличная сумма. И я подумываю над тем, что можно будет сделать какую-то абонементную систему для постоянных покупателей. То есть человек каждый год платит тысячу или две (это надо ещё посчитать) и пользуется контейнерами без дополнительных расчётов. Он может их возвращать в любой момент, когда приходит в магазин повторно, или, например, отдавать во время доставки. Потому что многие постоянные клиенты у нас бывают и в магазине, и пользуются доставкой. У нас много с ними точек контактов, много точек, когда мы сможем эти контейнеры забирать.

И, если говорить о плане Б, то это самостоятельная фасовка, но здесь есть некоторые проблемы, потому что разные виды продуктов должны фасоваться в отдельных цехах. То есть овощи отдельно, сыры, крупы — отдельно, готовые, кулинария и  т.д. Это большой расход на площади. Поэтому есть ещё один вариант — это СТМ, собственная торговая марка. Мы могли бы кооперироваться с другими магазинами без упаковки и сообща заказывать большую партию у производителя в той упаковке, которая нам подходит. Здесь, конечно, есть свои нюансы, потому что, во-первых, у всех магазинов будет однообразный ассортимент и будет такое ощущение, что это какой-то один магазин открылся в нескольких местах по всей стране. Это довольно скучно, потому что прелесть всё-таки в разнообразии. Во-вторых, товар будет синхронно появляться во всех магазинах разом, что является проблемой для магазинов, которые находятся в одном городе. В Москве много магазинов без упаковки как бы мы не говорили о сотрудничестве, конкуренция всё-таки есть.

И, наверное, также добавлю, что для меня лично магазин без упаковки это не просто реализация идеи продажи без мусора, это ещё и вопрос самореализации. У меня нет профильного экологического образования, но мне хотелось развиваться в экосфере, поэтому я пошла в бизнес и открыла такой магазин. Поэтому, если работать с такой бизнес-моделью будет совсем невозможно, я просто её перестрою, не предавая при этом своих целей. Сейчас очень растущей является ниша растительного питания и она действительно экологична. Растительное питание в принципе значительно более экологично, чем питание, предполагающее потребление животных продуктов, и для Тюмени действительно есть в этом плане запрос. Здесь таких продуктов недостаточно, и их действительно можно возить и развивать магазин и таким образом.

ВР: Да, я на самом деле сейчас слушаю и вспоминаю, что я никак не верну сама контейнеры в zero waste шоп, потому что я заказала доставку, и у меня их очень много. И до сих пор я это всё доедаю, а контейнеры лежат. Уже надо снова заказать, либо отвезти.

ЛП: Да, контейнеры уменьшаются, уменьшаются, уменьшаются у нас. Потом мы пишем какой-нибудь пост или сториз: «Верните, пожалуйста!» Нам немножечко возвращают.

ВР: Да, как я уже упоминала, более семи тысяч человек поставили дизлайки на портале, где несложно зарегистрироваться, но нужно иметь волю и желание это сделать. И в том числе Greenpeace запустил петицию, буквально неделю назад. И уже у нас больше 20 тысяч подписей. Люди пишут Роспотребнадзору, требуют не менять правила. Скажите, вы почувствовали поддержку от покупателей от ваших в этой сфере? Наверное, в основном, покупателей, которые пользуются этой услугой.

КШ: Я не могу сказать, что кампания по поводу нового СанПиНа связана с ростом какой-то поддержки. Поддержку мы ощущаем вообще всегда. За что покупателям большое спасибо. Но некоторые приятные нюансы есть. Во-первых, нет усталости. Когда мы говорим людям, что нужно ещё что-нибудь подписать, потому что первый раз нас не услышали, придётся надавить ещё раз, никто не говорит: «Ооой… Вот, я же уже подписал достаточно, ну сколько можно?» Люди вместе с нами продолжают борьбу, присылают скриншоты, приятно это видеть. Второй момент: кампания идёт без каких-то дополнительных комментариев, в том числе негативных. Я хорошо вижу эту специфику, потому что вторая сфера моей деятельности — это урбанистика, где мы тоже часто пишем разные обращения, и там очень много упаднических настроений, когда приходится обрабатывать возражения и объяснять, почему это действительно сработает, почему выбрана именно такая форма активности, почему именно такие требования. И это отнимает, признаться, очень много сил и времени. В данном случае люди может быть больше подкованы, может быть больше прогреты, но в основном просто пишут: «Я подписала, я подписал.». И не приходится бороться ещё со своими собственными подписчиками. Это радует. 

ЛП: Да, нам тоже очень важна эта поддержка покупателей. И у нас она есть постоянно, к нам действительно все очень лояльно относятся. И мы, в свою очередь, тоже очень любим наших покупателей. Посты, когда мы просим что-то подписать, какие-то петиции, одни из самых популярных у нас. Так что мы чувствуем, конечно, эту поддержку и очень благодарны за неё.

ВР: Спасибо вам большое за нашу беседу. Под этим подкастом для наших слушателей вы можете найти ссылку на петицию. Обязательно тоже присоединяйтесь, подписывайте, потому что это очень важный вопрос сейчас. Мы все видим, что даже в нашей огромной стране заканчиваются места для свалок. Мы видим, что у нас постоянно пытаются построить мусоросжигательные заводы, которые будут очень сильно вредить нашему здоровью. Пожалуй, это сейчас одна из самых важных проблем. И её решение — просто перестать покупать мусор и продавать его, а покупать-продавать продукты.

ЛП: Всем большое спасибо! Спасибо, что позвали. И я хочу сказать, что каждый раз, когда кто-то что-то покупает, он делает выбор и поддерживает конкретный бизнес. И мне кажется, очень важно помнить об этом, что каждая ваша покупка — это поддержка кого-то.

КШ: Большое спасибо, что пригласили. Это был очень необычный опыт. А тем, кто нас слушает хочу ещё раз сказать, что, если вы не подписали петицию Greenpeace и просто обращение на сайте Роспотребнадзора, обязательно сделайте это. Даже если вам кажется, что это бесполезно. И это не сработает. Ваша поддержка важна. А мы продолжим борьбу и на других уровнях и только сообща победим.

ВР: Спасибо большое! Надеюсь, что в следующий раз, когда мы будем разговаривать, никаких таких угроз не будет и будут более позитивные темы.

Слушайте нас на Яндекс.МузыкeApple podastsGooglepodcastsSoundcloudВКонтакте и Castbox.

covid еда ноль отходов пластик подкаст экопривычки

Интересные публикации

Что не так с постановлением Правительства о единых требованиях к объектам по обращению с твёрдыми коммунальными отходами
12 октября правительство утвердило единые требования к объектам обработки, утилизации, обезвреживания, размещения твёрдых коммунальных отходов.…
Анна Крюкова 29/10/2020
Ускользающая мерзлота
Куда смотрит Гринпис? · Ускользающая мерзлота. Колыма глазами документалиста Слушайте нас на Яндекс.Музыкe, Apple podcasts, Google podcasts, Soundcloud, ВКонтакте и Castbox. Мерзлота.…
Олеся Викулова Василиса Ягодина 28/10/2020
Это не критические дни
Эксперты Zero Waste Europe подсчитали, что менструирующая женщина использует до 32 прокладок или тампонов за…
Юлия Давыдова 27/10/2020
Запретить, нельзя переработать
Каждый житель России выбрасывает в среднем 400 кг мусора в год. За 20 лет этот…
Антонина Евтешина 20/10/2020
Топ загрязнителей побережий России вновь возглавили окурки
По всей России во второй раз прошли пластиквотчинги. С 15 августа по 15 сентября волонтёры…
Ксения Сабинина 14/10/2020

Назад Дальше

keyboard_arrow_up