menu Меню

Поймать лесной пожар

Как Greenpeace, добровольцы и инспекторы ООПТ помогали тушить пожары в Якутии и на Урале

Как Greenpeace, добровольцы и инспекторы ООПТ помогали тушить пожары в Якутии и на Урале

Климат меняется, температура планеты растёт, и прямо сейчас по всей России, по официальным данным, лес горит более, чем в 550 точках. Сотни из этих пожаров тушить отказались — это слишком сложно и дорого. Огонь доходит до сёл, дым — до городов, а также вспыхивают национальные парки и заповедники — драгоценные леса страны, за спасение которых активно борется российский Greenpeace. 

Сводному отряду уже довелось бороться с огнём в заповеднике «Денежкин Камень» в Свердловской области и в национальном парке «Ленские столбы» в Якутии. Рассказываем, как это было и что такое сводный отряд. 

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

«Денежкин Камень»

Пожар в горах нашли не сразу. Было жарко, сухо и ветрено. После сильной грозы две группы из заповедника проверяли участок заповедника, куда ударило много молний. Огня не обнаружили, но тут пришло сообщение: кто-то из местных жителей с расстояния километров в двадцать заметил дым и позвонил пожарным. Тогда — тоже не сразу — обнаружили дым. Там же, где горело в прошлом году. Ещё день ушёл на то, чтобы найти сам пожар. Наконец рано утром 18 июня его обнаружили, «выходили ногами», как говорит директор заповедника Анна Квашнина.

Дальше всё развивалось стремительно: уже к вечеру в заповеднике был отряд с Уральской базы Авиалесоохраны, на следующий день приехали специалисты из Йошкар-Олы, а немного спустя — сводный отряд: Greenpeace, добровольцы из Москвы, Краснодара и Красноярска и инспекторы из национального парка «Таганай».

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

«Это был первый раз, когда группу потребовалось перебрасывать быстро, — рассказывает руководитель отряда и противопожарного отдела Greenpeace Григорий Куксин. — Весной в Хакасии была запланированная пожарная экспедиция, а тут — первый опыт экстренно собрать отряд и приехать на пожар. И это получилось. Пожар удалось поймать на ранней стадии с минимальным ущербом для заповедника».

На самом деле пожаров было два, и второй нашёл как раз сводный отряд. Инспекторы из «Таганая» подняли квадрокоптер и увидели ещё один столб дыма. Отправились на разведку, и с другого квадрокоптера — с тепловизором — группа увидела второй пожар совсем недалеко от первого

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

«Копать — это наш рецепт» 

В общей сложности горело больше ста гектаров. «Тут, высоко в горах, нет воды, в прошлом году таскали двадцатилитровые ранцы по два часа вверх по склону. То ещё удовольствие, — вспоминает Роман Ерпалов, он руководил тушением второго пожара, а вообще в заповеднике отвечает за экопросвещение. — В этом году сразу решили, что это не вариант, надо копать минполосу. И мы сразу взялись за дело, не тратили время на бесполезные действия». «Видимо, копать — это наш рецепт, — соглашается Анна. — Кто-то считает, что главное — вода и авиация, но в наших условиях копать эффективнее всего».

Копали все вместе: и добровольцы, и Авиалесоохрана, и сотрудники заповедника. «Конечно, людям из Авиалесоохраны в копании нет равных, — говорит Роман. — Они шутят, что вся их работа — копать и жечь».

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

Минерализованные полосы вокруг двух пожаров копали пять дней подряд, одновременно надеясь, что наконец пройдёт дождь. Но с неба только слегка побрызгало водой. Локализовали пожары именно полосой, а на первом пожаре от неё Авиалесохрана в некоторых местах отжигала лес навстречу огню. 

Когда пожары локализовали и дальше можно было дотушивать меньшими силами, члены сводного отряда — измождённые, но довольные результатом — разъехались по домам, не подозревая, что дней через десять встретятся снова. Уже в Якутии.

В национальном парке «Ленские столбы» пожары бывали и раньше, но такое сочетание аномальной жары, засухи и многочисленных молниевых пожаров случилось впервые. Температура за 30, ни капли дождя. Пожары росли с ужасающей скоростью. Один из них увеличился за ночь в два раза.

Фото Юлии Петренко / «Люди Леса»

«Ленские столбы» в огне 

Сводный отряд работал на самом западном пожаре. Это был самый маленький из пяти пожаров в национальном парке, но очень тяжёлый. За несколько дней он вырос с 200 гектаров до 1000. До него долго летели вертолётом, наблюдая с высоты огромные столбы дыма над тайгой. «Сам Якутск был весь в дыму, напомнил мне Красноярск в 2019 году. А когда уже летели на вертолёте, стало понятно почему: по Лене с двух сторон были просто огромные задымления», — говорит Игорь Лазарев, инженер и художник из Красноярска. До этого он тоже боролся с огнём в «Денежкином Камне».

Фото Юлии Петренко / «Люди Леса»

На других пожарах в «Ленских столбах» работала Авиалесоохрана, а в восточную часть десантники из Читы приехали только через несколько дней. А с самого начала с отрядом работал инспектор национального парка Василий Петров и местные охотники и рыбаки.

«Не знаю, спал ли Василий хоть часов пять за ту неделю, что мы работали с ним, но каждую ночь он дежурил с местными охотниками и со своим сыном Валерой, сотрудником МЧС, не давая огню перейти за лесную дорогу, за ручей, а утром забрасывал на квадроцикле в гору группу разведки, подвозил тяжёлые инструменты туда, куда способна проехать техника, и возвращался к дежурству», — рассказывает Григорий Куксин.

Фото Юлии Петренко / «Люди Леса»

«В таких условиях я работала второй раз в жизни, — признается Юлия Петренко из общественного объединения «Люди Леса», хотя за четыре года, что она тушит леса добровольцем, успела побывать на несчётном количестве пожаров. — Горы, сильная засуха. Этот пожар похож на тот, что был в прошлом году в “Денежкином Камне”. Очень много мёртвых деревьев, и они часто падают».

На участке, где работала сводная группа, горы высотой около 400 метров, по склонам — высохшие и мёртвые хвойные леса, которые погибли от распространившегося в Якутии шелкопряда. Всё вспыхивало от малейшей искры.

Фото Юлии Петренко / «Люди Леса»

Цветы и пламя

Палатки сводного отряда стояли на берегу Лены, на безопасном расстоянии от пожара, но, несмотря на это, дым от него иногда шёл прямо через лагерь и дальше, на другой берег реки. «Первое, что бросилось в глаза: в поле, куда нас высадили с вертолёта, было много цветов. Очень красивых, разных, ярких. Ирисы, лилии — великое разнообразие», — рассказывает Игорь Лазарев.

По пути в лес становилось всё больше дыма, у самого пожара прибывшие присоединились к остальным участникам сводного отряда. Тушили пожар вдоль старой дороги, которая не использовалась с советских времён и следили, чтобы огонь не перебросился через неё. Пожарные растянулись вдоль дороги, не давали горящим деревьям упасть на неё и подпалить мох.

Фото Юлии Петренко / «Люди Леса»

И снова копать

Тушить водой было невозможно: горела толстая подстилка, а вода была не всегда поблизости. Немного поодаль от пожара были два ручья, и надо было прокопать полосу между ними, чтобы локализовать пожар. 

«Парни из Читинской краевой авиабазы пилили и копали минполосу в тайге с такой скоростью, будто это шёл бульдозер. И не останавливались по двенадцать часов подряд, чтобы успеть пробиться к ручью, где пожар уже не обошёл бы нас», — делится впечатлениями от работы Григорий Куксин.

Фото Юлии Петренко / «Люди Леса»

Иногда пожар переходил в верховой. «Было жутковато, когда копаешь и слышишь треск дерева, полыхание, оборачиваешься, а там пламя взмывает вверх и приближается к нам», — вспоминает Игорь.

Тяжёлый труд нескольких дней в конце концов принес результаты: пожар всё-таки поймали, и почти сразу после этого ночью пошёл долгожданный дождь. Открытого огня больше не было. 

Сводный отряд

Это название в этом году прочно входит в лексикон и пожарных добровольцев, и гринписовцев, да и сотрудников заповедников и национальных парков тоже. Добровольцы, в общем, уже много лет помогают тушить самые разные пожары, быстро едут туда, где срочно нужна помощь. 

Фото Юлии Петренко / «Люди Леса»

Смысл сводного отряда в том, что в нём сводятся разные люди: сотрудники Greenpeace, добровольцы из разных регионов и инспекторы заповедников и национальных парков, для того, чтобы спасти от пожаров именно особо охраняемые территории. Где-то загорелось, например, в заповеднике, и группа очень быстро собирается и едет на помощь.

Все члены сводного отряда прошли подготовку по специальной программе, которую разрабатывали совместно Greenpeace и Всероссийский институт повышения квалификации работников лесного хозяйства (ВИПКЛХ). А позже, весной этого года,  в Хакасии была практическая стажировка — противопожарная экспедиция, в которой группа потушила пятнадцать пожаров.

«Сводный отряд — команда обученных профессионалов, которые действуют на добровольных началах. Поэтому было ощущение, что в этом году получилось оперативнее среагировать и проще организоваться, — рассказывает Юлия Петренко. — Уровень подготовки в сводном отряде очень высокий. Он не уступает уровню Авиалесоохраны, а в некоторых вопросах наша помощь становится более экспертной. Кое-что мы умеем почему-то даже лучше. Например, использовать новые подходы в картографии».

Бесценный опыт

Сотрудникам заповедников польза двойная: они помогают коллегам и при этом учатся тушить пожары в самых разных условиях. А кроме того — могут постоянно быть в форме. Теперь, когда меняется климат, недостаточно просто знать свою территорию. Где было влажно — стало сухо, где был снег зимой — теперь тепло, где никогда не горело — теперь горит и очень сильно. Условия меняются, и надо быть к этому готовым.

Фото © Мария Васильева / Greenpeace

Ещё важно учитывать, что это места с ценной природой. И в тушении пожаров здесь нужен особый подход. «К нам приехали ребята из Авиалесоохраны из Йошкар-Олы. Отличные ребята, — говорит Роман Ерпалов, который руководил тушением одного из пожаров в “Денежкином Камне”. — У них принято так: локализовали пожар, два-три дня покараулили, если ничего открытым огнём не горит — всё, ликвидация, мы поехали. Тут я попытался до них донести, что это всё-таки заповедник, тут так немножко не работает, тут нужно хотя бы на девяносто процентов удостовериться, что не будет повторного пожара. И они прониклись этой идеей, понимали, куда и зачем они приехали».

Без добровольцев в отряде тоже не обойтись. Это люди подготовленные, причём не только в самом тушении, но и в использовании новых технологий. У них есть техника и специальное снаряжение. Они могут работать не только в самом заповеднике, но и на подступах к нему, что инспекторам, например, не всегда разрешается. 

И, конечно, они готовы фактически в любой момент сорваться с места и ехать хоть на другой конец страны. «Когда сообщают в чате сводного отряда, что нужны люди, я вечером звоню директору, прошу дать отпуск, еду на работу, оставляю заявление у себя на столе и уезжаю. Меня отпускают спокойно, потому что знают, чем я занимаюсь. И езжу я всегда в счёт своего отпуска», — рассказывает Игорь Лазарев. Тратить дни отдыха ему не жалко: «Всё равно планов пока других нет».

Фото Юлии Петренко / «Люди Леса»

Не замена, но поддержка

«Я не вижу сводный отряд как альтернативу Авиалесоохране. Но, во-первых, у них есть технические вещи, которых нет у Авиалесоохраны и у нас, — квадрокоптеры, тепловизоры, — говорит Анна Квашнина. — Второе — общее настроение. У меня ребята в команде заповедника и сами бравые. Но я точно знаю, что в прошлом году, например, если бы Greenpeace не приехал, они бы просто морально не выдержали. Они буквально вдували жизнь в наших ребят и вдохновляли их на работу». 

«Этот эффект взаимного подбадривания друг друга, когда приезжающие из разных мест лучшие представители добровольческих групп и особо охраняемых территорий, создают настрой общего дела, — соглашается Григорий Куксин. — В таких условиях и производительность труда, и дисциплина на очень высоком уровне».

Фото Юлии Петренко / «Люди Леса»

«Идею сводного отряда надо развивать, тренировать и привлекать людей не только людей из тех заповедников, которые прошли обучение сейчас. У нас больше ста заповедников и больше пятидесяти нацпарков — есть куда расти, — уверен Роман Ерпалов. — Люди должны ездить и тренироваться. Чем больше они буду это делать, тем больше будут получать опыта, тем больше пользы они принесут и на своей территории».

Работу сводного отряда поддерживает и Минприроды. Пока — только морально и организационно. Это важно, но на то, чтобы отправить отряд на пожар, нужны немалые деньги. Всё оборудование и снаряжение отряд покупает на пожертвования сторонников Greenpeace. И работу группы необходимо расширять. При той пожарной обстановке, что сложилась сейчас в стране, помощь сводного отряда может потребоваться ещё не раз.

Поддержите нашу противопожарную работу: мы существуем только на ваши пожертвования.

 

добровольные лесные пожарные лес особо охраняемые природные территории пожары

Интересные публикации

«Врагов Байкала здесь нет»
«Я сам всю жизнь провёл на Байкале» «Здесь нет тех, кто хотел бы навредить Байкалу».…
Юлия Давыдова 28/03/2023
Катастрофа ≠ конец
Пожары, оползни, наводнения ― всё это сильно меняет окружающую нас среду, и не всегда эти…
Юлия Давыдова 27/03/2023
Необычные заповедные территории России
Мы часто говорим о ценности федеральных особо охраняемых природных территорий (ООПТ) ― заповедников, заказников, национальных…
Юлия Давыдова 23/03/2023
Пожары как обычно?
Страна входит в пожароопасный сезон, и регионы один за другим рапортуют о готовности к борьбе…
Андрей Аллахвердов Софья Косачёва 23/03/2023
«Блин, непросто с ними будет!»
Сейчас в Госдуме лежит и ожидает первого чтения законопроект, который может привести к ликвидации около…
Юлия Давыдова 17/03/2023

Инструкции

Что делать, если рядом лесной пожар
В этом году, кажется, все мы убедились, что загореться лес может где угодно, а не…
Софья Косачёва 08/07/2021
Как убрать свалку на природе
Нас часто спрашивают, что делать, если вы наткнулись на свалку посреди леса, в поле или…
Мария Макуш 16/03/2021
Как пройти карантин без пожара
Дачный сезон неожиданно для многих начался в этом году раньше обычного: люди уезжают за город,…
Андрей Аллахвердов 28/03/2020

Узнайте, чем занимается Гринпис home Ваша помощь поддержит нашу работу

keyboard_arrow_up