menu Меню

Зачем России заповедники

И как их правильно охранять

И как их правильно охранять

70 лет назад советская власть почти в корне уничтожила заповедную систему в нашей стране, и эта система восстанавливается до сих пор. В связи с этим печальным юбилеем в Общественной палате РФ экологи и природоохранники обсудили состояние заповедной системы в современной России. Мы решили рассказать вам о ней поподробнее: в чём разница между заповедниками, национальными парками и заказниками, с какими угрозами они сталкиваются, как защищают заповедные территории в других странах и что нужно сделать России, чтобы перестать разрушать своё природное богатство. 

Какие бывают особо охраняемые природные территории

Общее, большое и научное название для наших заповедных территорий – особо охраняемые природные территории (ООПТ). Их около 13 тысяч, и занимают они больше 13% территории России. Каждой заповедной территории присвоен свой охранный статус. Их много, но к основным можно отнести: заповедник, биосферный заповедник, национальный парк, природный парк, заказник и памятник природы. Давайте разберёмся, в чём же разница. 

Заповедники — это природные территории федерального значения с самым строгим охранным статусом. Здесь запрещена любая деятельность — охота или рыбалка, рубка леса или строительство. Они закрыты для посещения, хотя с согласия дирекции попасть туда можно. Заповедники нужны, чтобы охранять популяции редких видов животных и растений, проводить научные исследования и сохранять естественный ход природных процессов. 

Биосферные заповедники – это заповедники, которые включены в международную сеть биосферных резерватов, то есть охраняемых территорий, ЮНЕСКО в рамках глобального экологического мониторинга программы «Человек и биосфера». Биосферные резерваты должны быть разделены на три зоны: заповедное ядро (нужна для сохранения или восстановления ценных природных комплексов в естественном состоянии и наблюдения за естественным ходом природных процессов), буферная (окружает заповедное ядро или прилегает к нему, призвана защищать её от негативных антропогенных факторов) и переходная (обычно не включается в границы ООПТ и объединяет территории с природопользовательскими и рекреационными функциями). К сожалению, в российском законодательстве таких понятий нет, зато есть биосферные полигоны, где по закону можно строить спортивные и туристические объекты и инфраструктуру.

Национальные парки — это тоже охраняемые территорий федерального значения, на них деятельность человека ограничена, но не запрещена полностью. В национальных парках проводят научные и эколого-просветительские мероприятия. Здесь можно гулять и отдыхать, но только в специально выделенных для этого местах. Парки разделены на зоны, что позволяет совмещать охрану природы и природопользование. Например, в отдельных зонах коренным народам не запрещается рыбачить и охотиться. 

Природные парки — то же, что и национальные парки, только регионального значения. 

Заказники — это природные территории федерального или регионального уровня, которые могут охранять как весь природный комплекс, так и отдельные виды редких растений и животных, нуждающиеся в восстановлении. Заказники не зонированы и в них достаточно гибкий режим охраны: там запрещены одни виды хозяйственной деятельности, а другие, не влияющие на охраняемые объекты, могут быть разрешены (сенокос, выпас скота). 

Памятники природы — это единственные в своём роде, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом плане природные комплексы федерального или регионального значения. Это может быть как отдельный природный объект — водопад, метеорит, пещера, дерево, — так и целые природные территории: лесные массивы, участки морских акваторий, редкие формы рельефа (дюны, горы, барханы и др.)

Ценность ООПТ 

Когда человек освоил почти всю планету, а земель, не затронутых хозяйственной деятельностью, уже почти не осталось, очень важно сохранять самые ценные и наименее нарушенные участки нашей природы. И один из способов — присваивать им охранный статус. 

К сожалению, не все ценные территории обладают охранным статусом. Но те, что имеют, помогают людям, например: 

— сохранять биоразнообразие, ценные виды растений, животных и грибов, беречь чистый воздух и воду, экосистемы и ландшафты. Особенно если они очень чувствительны и могут пострадать от интенсивной хозяйственной деятельности;

— сохранять дикую и малонарушенную природу для научных исследований. Её изучение позволяет определять закономерности развития биосферы и её реакции на воздействие со стороны человека;

— вести экологическое просвещение и воспитание, формировать у людей, а особенно у детей, бережное отношение к природе и жизни во всех её проявлениях;

— создавать благоприятную среду для жизни человека, например, места для отдыха и познавательного туризма. 

Наша задача — ценить и охранять природу, а хрупкие экосистемы – ценить и охранять вдвойне. Это важно понимать, чтобы не повторять ошибок прошлого, когда 70 лет назад пара нелепых решений чуть полностью не уничтожила заповедную систему, а вместе с ней — самые большие и ценные заповедники в стране. 

Разгром заповедной системы

В середине прошлого века промышленное производство в нашей стране было важнее всего, иногда даже важнее здравого смысла. Сеть заповедников, которая, по мнению властей, «в ряде районов необоснованно разрослась», мешала заготавливать деловую древесину, расширять охотничий и рыболовный промысел, добывать полезные ископаемые. 

Поэтому в 1951 году Совет министров СССР принял решение, подписанное Сталиным, ликвидировать часть заповедников, а территорию оставшихся свести не более чем к 1,5 млн гектаров. В СССР ликвидировали 88 государственных заповедников из 120, а их общая площадь сократилась в 15 раз. В научных и общественных кругах это воспринималось как катастрофа, последствия которой мы испытываем до сих пор. 

Многие ценнейшие заповедные территории оказались полностью утраченными и за последующие 70 лет так и не были восстановлены должным образом. Среди них были:

  • Сихотэ-Алинский государственный заповедник. Во многом благодаря его созданию в 1935 году удалось сохранить популяцию амурского тигра. Это был самый крупный заповедник в стране (1,8 млн га). В 1951 году его площадь сократили в 18 раз до 100 тысяч гектаров. Площадь сегодня – 400 тысяч гектаров.
  • Государственный заповедник «Тульские засеки». Создан в 1935 году для сохранения и изучения уникального массива широколиственных лесов. В 1951 году ликвидирован, а вопрос о его восстановления в каком-либо федеральном охранном статусе не решён до сих пор. 
  • Государственные заповедники в Московской области. Созданы в 1945 году. В 1951 году четыре из пяти заповедников закрыты. Восстановить их в последующие десятилетия так и не удалось. 

Проблемы заповедных территорий 

К сожалению, и в современной России отношение чиновников к особо охраняемым природным территориям часто можно назвать потребительским и заведомо вредительским. Вместо того, чтобы создавать новые ООПТ, они калечат старые, да ещё и незаконно. Мы видим, что история повторяется: сегодня промышленники при помощи чиновников снова стремятся уменьшить заповедные территории, вырезать из заказников и памятников природы самые ценные участки.

Таких историй много, и они происходят прямо сейчас:

  • В Волгоградской области через «Волго-Ахтубинскую пойму» — природный парк и биосферный резерват ЮНЕСКО — незаконно строят трассу Волгоград-Волжский. На месте работ обнаружено множество исчезающих видов животных и растений. Этот факт является основанием для прекращения работ. Целых три федеральных закона и положение о природном парке говорят, что строительство дороги через пойму запрещено. Научное сообщество выступает против, активисты выходят на одиночные пикеты. Но генпрокуратура закрывает на это глаза, а стройка продолжается с ведома и одобрения Минприроды. 
  • В Республике Коми на национальный парк «Югыд ва», который входит в состав объекта всемирного наследия «Девственные леса Коми», было совершено одиннадцать попыток «нападения». Одиннадцать раз бизнесмены и чиновники пытались исключить месторождение золота Чудное из национального парка. Каждый год ЮНЕСКО говорит, что лицензию нужно отозвать, что недопустимо добывать золото в границах объекта всемирного наследия. Чиновники кивают, аннулируют лицензию, а затем Роснедра выдают новую. Последняя из них выдана 15 февраля 2021 года.
  • В Краснодарском крае на территории биосферного полигона Лаго-Наки в составе Кавказского заповедника и объекта всемирного наследия «Западный Кавказ» компания «Красная поляна» планирует построить круглогодичный горнолыжный курорт. ЮНЕСКО говорит: это строительство — серьёзное основание для включения «Западного Кавказа» в список наследия под угрозой. Экологи говорят: это строительство незаконно. Министр Козлов говорит: это строительство нужно запретить. А Минприроды тем временем  готовит для этого строительства разрешительные документы. 
Плато Лаго-Наки / Shutterstock

К сожалению, это далеко не все случаи нападок бизнеса и власти на наши охраняемые территории. Иногда нас спрашивают, почему это происходит? Почему заповедники и заказники перекапывают в поисках нефти и золота, застраивают туристическими кластерами, почему там вырубают реликтовые леса? Такому пренебрежительному и неосторожному отношению к природе есть объяснение: охраной природы и использованием природных ресурсов занимается одно и то же ведомство — Минприроды. 

Так быть не должно. Люди, которые должны охранять определенные участки природы, не должны решать, что их можно разрабатывать. Рано или поздно возникает конфликт интересов, который невозможно решить в рамках одного ведомства. 

Давайте хотя бы мельком взглянем на опыт других стран с похожей заповедной системой и на то, как они справляются с аналогичными проблемами. 

Сделать по-другому можно и нужно 

Возьмём пример США. Там существует отдельная служба, которая занимается исключительно охраной национальных парков — National Park Service (NPS). В 2019 году в ведении службы было 137 национальных парков и около 430 других охраняемых территорий общей площадью в 34,5 млн гектаров. У NPS есть миссия: сохранять в неприкосновенности природные и культурные ресурсы и ценности системы национальных парков для просвещения и вдохновения нынешнего и будущих поколений. Природопользования в этом списке нет. 

В Канаде тоже существует отдельное агентство, охраняющее национальные парки — Parks Canada. В его ведении находится 47 нацпарков и природных резерватов по всей стране общей площадью в 45 млн гектаров. При этом главная и единственная задача агентства — защищать природное и культурное наследие Канады, заниматься общественным просвещением, а ни в коем случае не экономическим использованием недр, лесов и вод. 

У нас тоже было похожее ведомство, которое занималось исключительно сохранением биоразнообразия, экологической экспертизой, экологической безопасностью и охраной ООПТ — это Госкомэкология. Его образовали в 1991 году законом РФ «Об охране окружающей среды», но уже в 2000 году указом президента его упразднили, а все функции по охране природы передали министерству по использованию природных ресурсов. Это сразу привело к ослаблению государственного экологического контроля и экологической экспертизы, а также многочисленным нарушениям на особо охраняемых территориях. 

До тех пор, пока в органах исполнительной власти не появится специализированное ведомство, которые будет выполнять исключительно природоохранные функции, нападки на наши особо охраняемые природные территории со стороны чиновников и бизнеса будут продолжаться на системном уровне. 

Материал подготовлен на основе докладов на Круглом столе Всеволода Степаницкого – заслуженного эколога РФ и советника генерального директора АНО «Дальневосточные леопарды», Михаила Крейндлина – руководителя программы по особо охраняемым природным территориям Greenpeace России и Натальи Данилиной – эколога и специалиста по заповедному делу. Доклады были представлены 30 августа 2021 года в Общественной палате на Круглом столе «Печальный юбилей: 70 лет разгрома заповедной системы РФ».

особо охраняемые природные территории

Интересные публикации

Минприроды: вопрос добычи золота в парке «Три вулкана» решён
Пресс-служба Минприроды сообщила, что добыча золота в нерестовых реках Камчатского края будет запрещена.  «На Камчатке…
Михаил Крейндлин 02/09/2021
Greenpeace правительству: нужно просвещать людей и поддерживать добровольцев
«Торф — вещество, способное к самовозгоранию. Критичная температура для возникновения огня — от 32 градусов…
Андрей Аллахвердов 28/08/2021
Всемирное наследие в России: под охраной или под угрозой?
Этим летом прошла 44-я сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, на которой рассматривалась сохранность природных и…
Михаил Крейндлин 26/08/2021
Волгоградские чиновники обманывают журналистов и их читателей
В сообщении РИА «Новости» 18 августа неназванный чиновник Комитета по природным ресурсам, лесному хозяйству и…
Михаил Крейндлин 20/08/2021
Greenpeace правительству: нужно больше денег на тушение пожаров
В недавнем интервью Антону Красовскому глава Якутии Айсен Николаев сказал: «Для того чтобы тушить пожары,…
Андрей Аллахвердов 18/08/2021

Узнай, чем занимается Гринпис home Твоя помощь поддержит нашу работу

keyboard_arrow_up