menu Меню

Экологические итоги 2021 года

Чего мы вместе добились и как сделать новогодний подарок природе

Чего мы вместе добились и как сделать новогодний подарок природе

2021 год был во многом знаменательным. Знаменательным тем, что высшее политическое руководство вслух и на весь мир признало проблему изменения климата и тот факт, что страна должна идти по «Зелёному курсу».

Углеродная нейтральность: когда и как?

Россия пообещала прийти к углеродной нейтральности только к 2060 году и с большим количеством ложных решений. Эксперты климатического проекта российского Гринпис совместно с другими общественными организациями ещё полтора года назад разработали программу по борьбе с климатическим кризисом — «Зелёный курс России». В ней мы предложили конкретные шаги, как достичь углеродной нейтральности даже раньше 2050 года, перейдя к чистой энергетике, циклической экономике и устойчивому лесопользованию.  

В 2021 году мы опубликовали рейтинг регионов — уникальное исследование, в котором власти каждого субъекта РФ поделились своими наработками по сокращению выбросов парниковых газов. Пока что ни один регион нельзя назвать зелёным, но во многих из них есть правильные инициативы, которые, если их масштабировать, способствовали бы достижению углеродной нейтральности раньше заявленного срока. Мы подготовили и отправили в регионы рекомендации, основанные на существующих примерах лучшей практики, и из нескольких из них получили подтверждение, что они будут ориентироваться на них при разработке стратегий развития.

Кроме того, команда проекта отправилась в серию экспедиций по самым прорывным в развитии возобновляемой энергетики регионам России, чтобы своими глазами увидеть, как выглядят яркие примеры: крупнейшие ветропарки, солнечные станции и малые ГЭС, питающие зелёной энергией большую часть местных городов. В частности, в Кабардино-Балкарской Республике российский Гринпис подписал меморандум с местными властями, которые обязались снизить влияние энергетического сектора на окружающую среду. 

Руководитель направления «Климат и энергетика» в Гринпис Василий Яблоков принял участие в конференции ООН по проблеме изменения климата  COP26, чтобы следить за решениями конференции и убеждать её участников в необходимости принять меры для борьбы с климатическим кризисом. В результате работы НКО и активистов в финальных решениях COP впервые появились прямые призывы по сокращению использования ископаемого топлива, в частности угля. 

Но дальше возник вопрос альтернативы ископаемому топливу. И здесь власти активно продвигают использование атомной энергии. И как раз такое решение мы считаем ложным, в частности потому что атомные станции не могут не оставлять радиоактивных отходов и эту проблему пока не решила ни одна из стран. А иллюстрацией тому, что это стратегическая ошибка, стал ввоз в Россию  французского регенерированного урана. Против этого Гринпис выступил и в России, и во Франции. 

Куда смотрит Гринпис? · Спасет ли климат атомная энергетика

Борьба за лесное фермерство

Леса на заброшенных землях сельскохозяйственного назначения ещё одна важная тема. Это большой ресурс, который позволит полностью удовлетворить потребности людей в древесине, создать новые рабочие места, увеличить доход местного населения и смягчить изменение климата. Год назад правительство приняло постановление, которое даёт надежду на развитие лесного фермерства в России. 

Однако Минприроды явно против этой инициативы: оно дважды готовило поправки к постановлению, которые фактически запрещали использовать заброшенные сельхозземли для лесоводства и вынуждали собственников уничтожать лес на своей земле под страхом огромных штрафов. Первые поправки вышли в феврале — они получили резко отрицательную общественную оценку. Не одобрило их и Минэкономразвития. Наши сторонники отправили почти 140 тысяч обращений председателю правительства Михаилу Мишустину с просьбой сохранить леса на сельхозземлях. Вторые поправки вышли в начале декабря

Пока что у нас есть шансы убедить чиновников отказаться и от второй версии поправок Минприроды. Мы просим наших сторонников, которые следят за нашей работой и вместе с нами борются за сохранение лесов на сельскохозяйственных землях, поддержать наше обращение в правительство.

Заповедники — не для хозяйственных объектов

В апреле Дума Ставропольского края внесла в Государственную думу проект поправок в федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях». Законопроект представлял серьёзную угрозу заповедной системе России, поскольку позволял исключать из любых заказников и памятников природы любые участки ради их хозяйственного использования. Поводом для внесения законопроекта было желание администрации Ставропольского края исключить из нескольких заказников и памятников природы участки для строительства различных объектов, включая велотерренкур — асфальтированную велотрассу. 

Мы предложили нашим сторонникам обращаться в Комитет по экологии Думы. И больше 95 тысяч человек откликнулись на наш призыв.

И вот, 11 ноября Комитет по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды предложил Государственной думе отклонить законопроект, после чего Ставропольская краевая дума отозвала законопроект и он был снят с рассмотрения. Не получили одобрения и аналогичные законопроекты, внесённые Законодательными органами Ямало-Ненецкого автономного округа и Челябинской области.

С весны до осени на пожарах

В этом году нам удалось осуществить давнишнюю мечту: создать специальную группу, которая будет бороться с пожарами в заповедниках, заказниках и национальных парках. Мы называем её сводным отрядом. Сводным, потому в него входят вместе с нами добровольцы и инспекторы особо охраняемых территорий из совершенно разных регионов страны. Подготовленные по специальной программе, они готовы быстро приехать в горящий заповедник или национальный парк за сотни, а то и тысячи километров, чтобы помочь справиться с огнём. И в этом году группа уже приезжала в Хакасию, в «Денежкин Камень» на Урале, в «Ленские столбы» в Якутии, в «Ладожские шхеры» в Карелии.

На основе космических снимков мы подсчитали площадь всех ландшафтных пожаров, которые произошли за ушедший год и нанесли их на карту. Такого ещё никто никогда не делал. В этой работе приняли участие почти 400 человек, в числе которых 350 волонтёров, приглашённые эксперты по геоинформационным технологиям и сотрудники Гринпис. А ещё мы сделали специальный дашборд, с помощью которого любой человек может следить за пожарной обстановкой в любой точке мира.

2021 год побил рекорды по площади лесных пожаров — 18,8 миллионов гектаров. Такого не было с начала XXI века.

Пожары случались и от сухих гроз — из-за изменений климата в этом году их было больше. Но всё-таки главной причиной были люди, которые оставляли непогашенные костры, бросали непотушенные окурки. И, как обычно, сжигали сухую траву по весне, а лесники — то, что осталось в лесу после рубок. Каждый год от таких выжиганий возникают огромные пожары. Поэтому мы написали в правительство и призвали его запретить пользоваться огнём в сельском и лесном хозяйстве. Предложили и другие важные меры: давать регионам больше денег на борьбу с пожарами, повысить зарплату тем, кто их тушит, и, конечно, честно говорить что, где и в каких масштабах горит.

Сильно горели в этом году и торфяники. И горели там, где раньше такого не случалось, по крайней мере в таком масштабе: в Тюменской области, около Екатеринбурга, в Ленинградской области. Те, что в Ленинградской области, удалось потушить: добровольцы и сотрудники Гринпис построили там плотины, вода затопила очаги и больше там ничего не горит.

А вот на Урале дымит до сих пор, несмотря на снег и морозы. И большинство очагов переживёт зиму. Если ничего не делать, весной снова могут загореться леса, повторится история этого года, возможно с новыми рекордами. Мы предложили губернатору Свердловской области помочь справиться с горящими торфяниками весной. Наше предложение было принято, и теперь мы вместе будем следить, чтобы после зимы очаги снова не разгорелись.

В этом году стало больше добровольческих групп. Волонтёры, которые помогали тушить пожары, решили сделать так, чтобы эта беда больше не повторялась. Так было в Башкирии, где объединились активисты поисково-спасательных отрядов, так было и в Карелии, где встретились совершенно незнакомые люди, объединённые желанием сохранить от огня то, что вокруг. Теперь в сообществе добровольных лесных пожарных появились две новые группы. А на Урале пожары сейчас отслеживают «Добровольцы быстрого реагирования» — реагирования в том числе и на природные пожары.

Выйти из мусорного кризиса

Вот уже несколько лет мы боремся за ограничение одноразового пластика в России. В этом нас поддержали и наши сторонники: вместе с нами 142 тысячи человек потребовали ввести такие ограничения, в марте мы передали их подписи вице-премьеру Виктории Абрамченко. И она услышала нас: на форуме «Чистая страна» она призвала не бояться и ограничить оборот материалов, которые невозможно переработать и трудно извлечь из потока коммунальных отходов. 

Полгода мы изучали, чтó принимают заготовители, составили список  пластиковых изделий, которые труднее всего поддаются переработке и скорее всего окажутся на свалке или отправятся на сжигание. Спустя несколько месяцев появился перечень из 28 одноразовых товаров, предложенных Минприроды к ограничению в рамках расширенной ответственности производителя и импортера, и этот список во многом совпадает с нашим. По словам Российского экологического оператора, ответственного за выполнение мусорной реформы, составители списка ориентировались на работы Гринпис. Но процесс ограничения откладывается на год: в декабре стало известно, что он начнётся в 2023 году и будет проходить постепенно. 

Но несмотря на то что запрет, которого мы добивались так давно, уже близко, на нашем пути встала новая преграда. Взамен одноразовых изделий из пластика власти могут выбрать такие же изделия, но из другого одноразового материала — бумаги, картона или биоразлагаемого пластика. Но это не выход из мусорного кризиса. Мы будем добиваться, чтобы одноразовые пластиковые изделия не только запретили, но и выбрали им правильные альтернативы — многоразовые.  

В 2021 году мы запустили кампанию по экологизации доставки готовой еды. Мы потребовали (и требуем до сих пор), чтобы сервисы привозили меньше мусора, использовали многоразовые контейнеры и запустили программы по переработке. Результаты не заставили себя ждать: спустя несколько недель после старта нашей кампании Российский экологический оператор тоже призвал онлайн-ретейл и доставку еды отказаться от излишней и неперерабатываемой упаковки и переходить на многоразовую тару. 

Помимо этого, мы провели масштабное и уникальное исследование отходов: буквально копались в мусоре! Всё лето в разных регионах страны мы изучали «хвосты» — отходы, которые остались после прохождения сортировки. «Хвосты» отправляют на полигоны или мусоросжигательные заводы. В результате мы узнали, что реже всего попадает в  переработку.

Кстати, о сжигании отходов. Несмотря на то, что в Европе мусоросжигание признали технологией, которая противоречит циклической экономике, в России её всё же хотят масштабно развивать. Вице-премьер Виктория Абрамченко и советник президента Руслан Эдельгериев, раскритиковали мусоросжигательные заводы, но амбициозные планы по строительству 30 таких заводов всё ещё на повестке дня.

Вместе с нашими сторонниками мы и Альянс против сжигания и за переработку отходов собрали на сайте Российской общественной инициативы 100 тысяч подписей за отказ от мусоросжигания.

Помимо строительства МСЗ власти планируют развивать и другие технологии сжигания отходов — на инсинераторах и в виде топлива из отходов (RDF-топлива) — и тратить на это бюджетные средства. Сжигание будет угрожать здоровью людей из-за вредных выбросов и затормозит развитие переработки и повторного использования в России. Поэтому мы требуем отказаться от государственной поддержки технологий сжигания отходов и вместо этого поддерживать более экологичные меры. 

Спасти китов и дельфинов

Все ещё помнят историю «китовой тюрьмы» в Приморье, когда 11 косаток и 90 белух были незаконно выловлены для продажи в китайские океанариумы. Тогда, в 2019 году, потребовалось вмешательство миллионов неравнодушных людей и высших чинов государства, чтобы животные обрели свободу. Вскоре после этого экологической общественности удалось добиться включения плотоядной косатки в Красную книгу России. Позже власти ввели временный запрет на вылов китообразных в учебных и культурно-просветительских целях до 2023 года. Однако полного запрета так и нет.

В 2021 году мы как никогда раньше приблизились к законодательному запрету на вылов и эксплуатацию в неволе косаток, дельфинов, белух и других китообразных. Сейчас в Государственной Думе на рассмотрении находятся сразу два проекта поправок в федеральный закон «О рыболовстве». Весь этот год мы активно поддерживали запрет вылова, собрали более 170 тысяч подписей под петицией в поддержку полного запрета.

Активисты Гринпис провели акцию в небе над «китовой тюрьмой», чтобы привлечь внимание общественности и Госдумы и показать, что тюрьма всё ещё ждёт новых узников. В Госдуме отреагировали: попросили Генпрокуратуру проверить вольеры.

Представитель российского Гринпис вместе с другими общественниками пришёл на рассмотрение законопроекта в аграрном комитете Думы и отстаивал необходимость запрета на вылов китов. Комитет не смог отвергнуть инициативу благодаря широкой общественной поддержке и множеству обращений наших сторонников.

Куда смотрит Гринпис? · Как спасти китов и дельфинов

Если необходимые изменения в законодательство будут приняты, Россия, наконец, станет одной из тех стран, где высокоорганизованных морских млекопитающих — китообразных — не ловят ради шоу. Эти законодательные инициативы нуждаются в нашей общей поддержке.

Мы немалого добились в этом году с вашей помощью, но ещё многое предстоит сделать, и добиться успеха мы сможем только действуя сообща, только если вы поддержите нашу работу, как вы это делали всегда. Мы благодарны вам за поддержку и надеемся, что вы будете с нами и дальше.

биоразнообразие дикие животные добровольные лесные пожарные законы климат лес лесное хозяйство мусоросжигание особо охраняемые природные территории пластик пожары раздельный сбор энергетика ядерные отходы

Интересные публикации

Как утилизировать аккумуляторы, солнечные панели и ветряки
Сегодня нет способов производства энергии, у которых был бы нулевой экологический след. Поэтому ключевой вопрос…
Полина Каркина 19/09/2022
Зачем и как Гринпис брал пробы с очистных сооружений на Байкале
Российское отделение Гринпис продолжает с тревогой следить за состоянием Байкала. В этом году Минприроды предложило…
Арина Кочемарова 18/09/2022
5 мифов об опасных погодных явлениях
В прошлом веке начался массовый рост выбросов парниковых газов, в основном — из-за деятельности человека. Сжигание…
  14/09/2022
Как волонтёры вместе с Гринпис добиваются установки питьевых фонтанчиков
Питьевые фонтанчики помогают поддерживать здоровье во время аномальной жары и сокращать количество пластиковых отходов. По этой…
  14/09/2022
Пожарной катастрофы не произошло?
Сезон пожаров близится к концу, хотя считать, что он полностью закончился, пока нельзя. Продолжаются пожары…
Андрей Аллахвердов 13/09/2022

Инструкции

Как обезопасить себя от микропластика
Кажется, учёные нашли микропластик уже везде, где только можно. Недавние исследования подтверждают, что не только…
Анастасия Елфимова 18/07/2022
Общественная экологическая экспертиза может потерять свою независимость!
В Госдуму внесли законопроект, который, если его примут в нынешнем виде, лишит многих россиян и…
  31/05/2022
Инструкция: как не допустить загрязнения Байкала неочищенными стоками
В конце апреля на сайте regulation.gov.ru появился проект изменений в законодательство, которые позволят снизить требования…
  05/05/2022

Узнайте, чем занимается Гринпис home Ваша помощь поддержит нашу работу

keyboard_arrow_up